Пророчество Христа о разрушении Иерусалима. I


Франческо Хайес. Разрушение иерусалимского Храма

Разрушение Иерусалима

«О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! но это сокрыто ныне от глаз твоих; ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами, и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (Лк.19:42-44).

С вершины Елеонской горы Иисус смотрел на Иерусалим. Перед ним была прекрасная и мирная картина. Наступила Пасха, и со всех концов страны собирались сыны Иакова на этот великий национальный праздник. Среди садов и виноградников, зеленых склонов, усеянных шатрами путешественников, возвышались террасообразные холмы, великолепные дворцы и мощные стены столицы Израиля.

«Прекрасная возвышенность, радость всей земли гора Сион... город великого Царя» (Пс.47:3). Какую восхитительную картину являло собой величественное здание храма! Лучи заходящего солнца освещали снежную белизну его мраморных стен и отражались на позолоте ворот, башни и крыла. Это было "совершенство красоты", гордость иудеев. Кто из детей Израиля мог без чувства радости и восхищения созерцать это?! Но совсем другие мысли волновали Иисуса. «И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем» (Лк.19:41). Среди всеобщего ликования тысяч людей, встречавших Его с пальмовыми ветвями в руках и приветствовавших Его как Царя, в те минуты, когда торжественные возгласы "осанна!" эхом раздавались в горах, Искупитель мира был охвачен внезапной и таинственной скорбью. Он, Сын Божий, Обетованный Мессия, власть Которого побеждала смерть и освобождала пленников могилы, плакал; и это были слезы не обыкновенного горя, но мучительного, невыразимого страдания.

Он плакал не о Себе, хотя и прекрасно знал о том, что ожидало Его здесь. Перед Ним лежала Гефсимания — там Ему предстояло пережить невыразимые душевные муки. Он видел Овечьи Ворота, которыми в течение целых веков проводили жертвенных животных, которыми и Он должен был пройти как закланный Агнец (см. Ис.53:7). Не так далеко возвышалась и Голгофа — место распятия. И вскоре Христос должен будет пройти этим путем, который покроется страшным мраком, когда Его душа станет жертвой за грех. Но не эти тягостные сцены вызвали столько боли в Его сердце. Не горестное предчувствие о приближении бесчеловечных страданий нарушило спокойствие Его души, исполненной любви. Он плакал об обреченных жителях Иерусалима, которые, отвергая призыв Его благодати и спасения, не желали покаяться.

В течение трех лет Господь славы и света пребывал среди Своего народа. Он «ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых дьяволом», исцеляя сокрушенных сердцем, проповедуя очищение, возвращая хромым и глухим движение и слух, воскрешая мертвых и проповедуя нищим Евангелие (см. Деян.10:38; Лк.4:18; Мф.11:5). Ко всем был обращен Его милосердный зов: «Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф.11:28).

Невзирая на то, что за добро Ему платили злом, а на любовь отвечали ненавистью (см. Пс.108:5), Он неуклонно продолжал Свое дело милосердия. Он шел навстречу каждому, нуждающемуся в Его благодати. Бездомный Скиталец, ежедневной участью Которого были одни только поношения и лишения, Он жил, чтобы помогать нуждающимся, утешать удрученных и убеждать их принять дар жизни. Волны благодати, отброшенные этими упорными людьми, вновь возвращались к ним могущественным потоком сострадательной и невыразимой любви. Но Израиль отверг своего наилучшего Друга и Единственного Помощника. Иудеи с презрением отнеслись к увещаниям Его любви, отвергли Его советы и насмеялись над Его предостережениями.

Но время надежды и благодати быстро истекало; чаша Божьего долготерпения была почти полна. Зловещие тучи несчастья и горя, собиравшиеся на протяжении всех столетий отступничества и возмущения, теперь готовы были разразиться грозой над виновным народом, а Он, Единственный, Кто только мог бы спасти их от предстоящей беды, был отвергнут, осмеян, и позорный крест ожидал Его. С распятием Христа на Голгофе оканчивалось и время благодати и милости для Израиля как избранного народа. Если гибель только одной души — безграничная потеря, которая несоизмерима со всеми сокровищами и богатствами мира, то здесь перед Иисусом расстилался весь Иерусалим, и Он видел участь, ожидавшую этот город и всю нацию, которая была некогда избрана Им как Его особенное сокровище

После разрушения храма Навуходоносором он был вновь восстановлен за 500 лет до рождества Христа народом, который после длительного пленения возвратился в свою совершенно опустошенную и разоренную землю. Там были престарелые мужи, видевшие славу Соломонова храма, они горько рыдали при закладке нового строения, которое вряд ли будет таким прекрасным, как первоначальный храм. Пророк особенно ярко описывает их душевное состояние: «Кто остался между вами, который видел этот Дом в прежней его славе, и каким видите вы его теперь? Не есть ли он в глазах ваших как бы ничто?» (Аг.2:3; Езд.3:12). Тогда и прозвучало обещание, что слава этого храма будет превосходить славу прежнего.

Но второй храм не сравнился с великолепием первого и не был удостоен тех видимых знаков Божественного присутствия, как первый. Освящение второго храма не было отмечено проявлением сверхъестественного могущества, как это происходило в первом храме. Облако славы не сошло, чтобы наполнить новое святилище. И огонь с неба не уничтожил жертву на жертвеннике. Облако славы Божьей больше не покоилось между херувимами во Святом святых; там не было ни ковчега, ни престола благодати, ни скрижалей завета. Не раздавался и голос с неба в ответ на слова священника, вопрошавшего о воле Иеговы.

В течение веков иудеи пытались показать, что обетование, данное Богом пророку Аггею, исполнилось, но все было напрасно: гордость и неверие ослепили их разум, и истинное значение пророческих слов осталось для них неразгаданным. Второй храм был освящен не облаком славы Иеговы, но непосредственным присутствием Того, в Ком обитала вся полнота Божества, Кто был Богом во плоти. «Желаемый всеми народами» пришел в храм и, как Муж из Назарета, учил и исцелял в его святых дворах. Благодаря непосредственному присутствию Христа, и только ему, второй храм превосходил своей славой первый. Но Израиль отверг предлагаемый Небом дар. В тот день вместе со скромным Учителем храм покинула и слава Его. При этом исполнились слова Спасителя: «Се, оставляется вам дом ваш пуст», (Мф. 23:38).

Священный трепет и изумление охватили учеников, когда они услыхали пророчество Христа о разрушении храма, и им хотелось бы глубже проникнуть в значение Его слов. Более 40 лет богатство, труд и искусство служили украшению этого храма. Ирод Великий щедрой рукой отпускал для храма деньги из римской и иудейской сокровищниц, и даже римский император обогащал его своими дарами. Из Рима для храма были доставлены огромные плиты белого мрамора, некоторые из них достигали легендарных размеров, и, обращая на них внимание Спасителя, ученики сказали: «Учитель! посмотри, какие камни и какие здания!» (Мк.13:1).

На эти слова Иисус дал торжественный ответ, потрясший всех: «Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; все будет разрушено» (Мф.24:2, 3).