Прославление в лике святых Александра Шмореля



4-5 февраля 2012 года в мюнхенском кафедральном соборе в честь святых новомучеников и исповедников Российских и святителя Николая (Русская Православная Церковь Заграницей) состоялось прославление в лике местночтимых святых мученически убиенного Александра Шмореля, героя антифашистского сопротивления, соучредителя студенческого движения «Белая роза». В богослужении и чине прославления новомученика Александра приняли участие митрополит Оренбургский и Саракташский Валентин (МП), митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий (УПЦ МП), архиепископ Берлинский и Германский Марк (РПЦЗ), архиепископ Берлинский и Германский Феофан (МП), архиепископ Женевский и Западно-Европейский Михаил (РПЦЗ) и епископ Штутгартский Агапит (РПЦЗ).

Ко дню прославления была написана икона, на которой святой изображен в медицинском халате с красным крестом на левом рукаве, в знак его профессиональной принадлежности к медицине, а в правой руке вместе с крестом Александр держит белую розу – символ одноименной антинацистской организации.

На торжествах присутствовали член Совета Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) Марина Невская и Председатель ИППО Николай Воронцов. От имени Общества они поднесли и установили у каменного надгробия букет из 25 живых белых роз – в память о прожитых земных годах новомученика Александра.

В январе 2010 года Александру Шморелю на Александровском подворье Императорского Православного Палестинского Общества в Иерусалиме, у Порога Судных Врат была установлена памятная доска из индийского черного гранита.

Приветствие Первоиерарха РПЦЗ митрополита Илариона архиепископу Берлинскому и Германскому Марку, епископу Штутгартскому Агапиту, клиру и пастве Германской епархии, участникам торжеств церковного прославления новомученика Александра Шмореля:
«…приветствую всех вас с торжеством прославления святого мученика Александра Шмореля, вошедшего в многомиллионный сонм празднуемых ныне Новомучеников и Исповедников Российских!
Своей самоотверженной жизнью, подвигами и мученической кончиной Александр Шморель засвидетельствовал свою любовь к Богу и образу Его, отражающемуся в нашем ближнем…»

Протоиерей Николай Артемов, ключарь мюнхенского кафедрального собора, один из инициаторов канонизации новомученика Александра Шмореля:

«… У монахов, епископов, праведных мужей и жен церковь требует явления чудес как дополнения к тому убеждению, что человек был праведен и Господь его принял. У мучеников этого не требуется, поскольку полнота их свидетельства в кончине их. Некоторые люди говорят о канонизации Александра как о политической акции и не видят, насколько глубоко в нем измерение духовное и направленность на воскресение Христово…»

В день казни Александр Шморель написал родителям:


«Мюнхен 13.7.43.

Мои любимые отец и мать! Итак, все же не суждено иного, и по воле Божией мне следует сегодня завершить свою земную жизнь, чтобы войти в другую, которая никогда не кончится и в которой мы все опять встретимся. Эта встреча да будет Вашим утешением и Вашей надеждой. Для Вас этот удар, к сожалению, тяжелее, чем для меня, потому что я перехожу туда в сознании, что послужил глубокому своему убеждению и истине. По всему тому я встречаю близящийся час смерти со спокойной совестью. Вспомните миллионы молодых людей, оставляющих свою жизнь далеко на поле брани - их участь разделяю и я… Немного часов и я буду в лучшей жизни, у своей матери, и я не забуду Вас, буду молить Бога о утешении и покое для Вас. И буду ждать Вас! Одно особенно влагаю в память Вашего сердца: Не забывайте Бога!!! Ваш Шурик...».

Краткая биография:




Александр (Шурик) Шморель родился в сентябре 1917 году в Оренбурге в семье дочери православного священника Наталии Введенской и обрусевшего немца, врача Хуго Шмореля. Младенцу было немногим больше года, когда от тифа умерла его мать. Отец женился вторично на дочери переселившегося некогда из Баварии владельца пивоваренного завода.

Семья вместе с русской няней покинула объятую пламенем гражданской войны Россию и перебралась в Германию, в Мюнхен. Няня, Феодосия Лапшина, как и ее юный Шурик, были активными прихожанами мюнхенского православного прихода.

В 1937 году Александра призвали в армию, в конную артиллерию. После увольнения в запас он поступил на медицинский факультет Мюнхенского университета, однако уже со второго курса его призвали в 1940 году в армейский состав санитарной роты и направили во Францию.

Как медик, вместе с будущими сотоварищами по Сопротивлению Гансом Шоллем и Вили Графом, он участвовал позже в войне против СССР. Отправку на Восточный фронт Александр воспринял как возвращение на родину. Однажды он даже чуть было не перешел к партизанам.

Николай Данилович Хамазаспян, ныне здравствующий студенческий друг и соратник Александра Шмореля, так вспоминает об этом: «Во время одного из своих приездов в Мюнхен Александр рассказал мне, что одна девушка, из местных, предложила провести его к партизанам, и попросил моего совета. Мне удалось его отговорить. Во-первых, сказал я, девушка может быть нацистским провокатором.

Во-вторых, партизаны вряд ли встретили бы немецкого перебежчика с распростертыми объятьями». По возвращении с фронта Шурик написал своим новым русским друзьям Валентину и Нелли в Гжатск: «Я не ощущаю себя здесь как дома. Меня тянет на родину. Только там, в России, я смогу почувствовать себя дома». Возвратившись в Мюнхен, он продолжил учебу в университете. Здесь Шурик и студенты, участники «Белой розы», вступили в контакт с профессором-антифашистом Куртом Хубером, писали вместе памфлеты, разрисовывали по ночам стены с призывом «Долой Гитлера!», разбрасывали антифашистские листовки.

18 февраля 1943 года первые участники «Белой розы» были арестованы, среди них – брат и сестра Шолль и Кристоф Пробст. Спустя четыре дня их гильотинировали. 24 февраля 1943 года, как участника антифашистского Сопротивления, арестовали Александра Шмореля.

На допросах Александр обличал национал-социализм как богоборческую и античеловеческую идеологию, основанную на гордыне, насилии и властолюбии. В то же время в ответ на обвинения в симпатиях к советской власти он также твердо назвал себя «откровенным врагом большевизма». 13 июля 1943 г. Александр Шморель и профессор Курт Хубер, а 12 октября – Вили Граф приняли смерть через гильотину.