Pussy Riot бьет по больному


Православные активисты кропят участниц пикета в защиту Pussy Riot святой водой, "изгоняя из них бесов"

Конфликт вокруг «панк-молебна» в храме Христа Спасителя перешел в новую фазу. Как сообщают СМИ, православные верующие Москвы, посетившие богослужение в минувшее воскресенье, стали свидетелями сбора подписей в храмах под обращением в Генеральную прокуратуру РФ. Некая «инициативная группа» просит прокуроров привлечь к уголовной ответственности по статье 282 УК РФ (разжигание религиозной розни) всех участников скандально известной акции Pussy Riot, ее предполагаемых организаторов и освещавших это событие журналистов. По словам ряда прихожан московских храмов, это обращение зачитывается священнослужителями. Так, историк Дмитрий Антонов пишет в Facebook: «Наш священник, закончив службу, обращается к прихожанам в совершенно непривычной манере. Смысл таков: я должен прочитать это вам по распоряжению священноначалия».

Тем самым, проявив сначала нерешительность, Церковь вслед за правоохранительными органами выбрала «строгий тон» по отношению к нарушительницам спокойствия. Как известно, в течение текущего месяца были задержаны три участницы «панк-молебна» в главном храме РПЦ. Их обвиняют по статье 213 УК РФ (хулиганство). Сейчас же православные активисты призывают переквалифицировать это дело по статье 282 УК РФ. В некоторых кругах принято считать, что осужденные по 282-й статье преследуются по политическим мотивам. Получается, околоцерковная «инициативная группа» пытается быть строже государства, хотя выдвигается это требование с некоторым опозданием. Также с заметным запозданием, лишь 17 марта, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин сообщил СМИ, что «за два дня до храма Христа Спасителя участники известной группы пришли в Елоховский собор и там, развернув гитары, пытались что-то играть». «Их вывели оттуда служащие храма. В ролик, изображающий известную акцию в храме Христа Спасителя, вмонтирована запись из Елоховского собора... Люди, которые хорошо знают Богоявленский собор, опознали его интерьеры в ролике», – сказал Чаплин. Начиная с 1945 года и до воссоздания в 1990-е годы храма Христа Спасителя в Богоявленском соборе в Елохово находилась Патриаршая Всероссийская кафедра (сейчас – Патриаршая Московская кафедра). «Я убежден, что эти текст (исполняемой Pussy Riot песни. – «НГР») и ролик являются экстремистскими материалами, а их распространение – экстремистской деятельностью, – считает Чаплин. – Почитайте закон о противодействии экстремистской деятельности и увидите, что там описано именно то, что мы видим в этом ролике и тексте... разжигание ненависти к православным».

Патриарх Кирилл 17 марта в проповеди в Троицком соборе Свято-Данилова монастыря косвенно коснулся позиции Церкви относительно расследования данного уголовного дела, сказав: «Мы не должны ни словом, ни делом, ни жестом, ни взглядом, ни намеком, ни полунамеком создать впечатления, что мы поддерживаем грех или поддерживаем кощунство». При этом Церковь «отделяет грех от грешника» и всегда готова спасти душу последнего. Также Патриарх отметил, что немалая часть российского общества больна и «эта болезнь иногда проявляется в безбожии, в агрессии, в распространении зла и клеветы на Церковь».

Особый накал и масштаб кампании придала шумиха, поднявшаяся в СМИ, причем скандал приобрел ощутимый политический привкус.

Уже на первых заседаниях суда по делу участниц «панк-молебна» стало известно, что одним из адвокатов задержанной по обвинению в участии в «панк-молебне» Надежды Толоконниковой стал член политсовета движения «Солидарность» Марк Фейгин. 8 марта у здания Главного управления МВД по Москве прошли одиночные пикеты, в которых участвовали члены оргкомитета митингов «За честные выборы!» Борис Немцов и Алексей Навальный. На оппозиционном митинге 10 марта на Новом Арбате адвокатам задержанных Николаю Полозкову и Виолетте Волковой была предоставлена возможность выступить в качестве ораторов, причем Полозков назвал задержанных «политзаключенными».

Впрочем, это неудивительно. В интервью сайту Openspace.ru в ноябре 2011 года участницы Pussy Riot сообщили о себе: «Мы... посещаем Триумфальную площадь по 31-м числам (традиционные митинги несистемной оппозиции. – «НГР»). Завсегдатаи гей-прайдов». В Интернете также можно найти немало фотокадров, на которых Надежда Толоконникова – в недавнем прошлом активистка скандальной группы «Война» – участвует в различных оппозиционных митингах и шествиях, она выступала на митинге 10 декабря 2011 года на Болотной площади.

С другой стороны, представители нелиберальной части оппозиции акцию Pussy Riot не поддержали. Так, Владимир Тор, выступавший от националистов на митингах на проспекте Сахарова и на Пушкинской площади, заявил 9 марта в своем блоге в Живом Журнале, что «политическое движение в России, позволяющее себе глумление и оскорбление Православной Церкви, обречено на роль лузера и маргинала». Пришедшие на митинг 10 марта на Новом Арбате националисты покинули его еще до конца мероприятия, при этом возглавлявший их Дмитрий Демушкин заявил СМИ: «Мы уводим отсюда своих людей и участвовать в этом не намерены... На наш взгляд, обычные русские люди считают, что пусть лучше будет Путин, чем вот эти, кто сейчас на сцене». Располюсовка мнений вокруг оценки «панк-молебна», по сути, привела к расколу внутри оппозиции.

Наконец, против оппозиционеров, выступавших в поддержку задержанных, мобилизовались представители прокремлевских движений, в том числе «патриотических». 14 марта у стен Мосгорсуда, где рассматривалась жалоба о незаконности ареста участниц группы, которую суд в итоге отклонил, устроившие пикет сторонники задержанных подверглись атаке нескольких активистов. Противники пикета отбирали плакаты в защиту девушек и в итоге вступили в драку с одной из пикетчиц. За эту драку был задержан в числе прочих член президиума Конгресса русских общин Александр Босых. Интересно, что трансляцию событий у Мосгорсуда вел в своем Twitter член Общественного совета «Молодой гвардии «Единой России» Вениамин Роднянский. Ранее, 11 марта, он писал на сайте МГЕР, что «выходка Pussy Riot в храме Христа Спасителя – это провокация не только против Церкви, это удар по всему социуму... и по государственной системе», ведь «те, кто стоит за акцией, практически не скрывают «революционной» и «антисистемной» ее направленности».

Позиция представителей РПЦ, поначалу высказывавших разные мнения по поводу арт-акции феминисток в главном православном храме России, по мере развития скандала консолидировалась и ужесточалась.

Это заметно по публичным заявлениям известного миссионера протодиакона Андрея Кураева. Непосредственно после «панк-молебна» он призвал просто пожурить девиц, как «заигравшихся» на Масленицу. После этого Кураев подвергся шельмованию со стороны православных блогеров, кроме того, 12 марта на ученом совете Московской духовной академии, где он преподает, миссионера серьезно раскритиковали. В тот же день в эфире телеканала «Дождь» Кураев говорил уже так: «Встает вопрос о том, почему многие люди готовы аплодировать этой акции. Это напрягает, потому что мы видим, что в мире набирает силу идеология, радикально враждебная по отношению к христианству... К нам эта новая идеология крайнего либерализма относится очень жестко и требовательно... А себе они разрешают все, любой перформанс... Вдруг это просто легкий бриз от грядущего системного урагана?»

В последние дни среди православных верующих начали активно собирать подписи – как в поддержку задержанных, так и против них. Первой эту идею реализовала сотрудник фонда помощи хосписам «Вера» Лидия Мониава, называющая себя прихожанкой храма Успения на Успенском вражке в Москве. 6 марта в своем популярном блоге в Живом Журнале она разместила открытое письмо к Патриарху Кириллу, где просит «проявить христианское отношение к участницам группы Pussy Riot и ходатайствовать перед судом о закрытии этого уголовного дела», а также «дать пример христианской реакции на произошедшее событие, остановив тем самым ненависть и гнев, которые прихожане православной Церкви в дни Великого поста обрушивают на головы четырех девушек». В течение шести дней под этим письмом в Интернете подписались 5739 человек, включая 1955 православных верующих, из них 23 священнослужителя, после чего письмо было передано в канцелярию Московской Патриархии.

Правда, многие верующие отнеслись к инициативе Мониавы с недоверием. В православных блогах после публикации письма обратили внимание, что 22 февраля Мониава так охарактеризовала в своем блоге кощунственную акцию Pussy Riot: «Шикарнейший панк-молебен в храме Христа Спасителя», а также на ее комментарий в той же записи: «Мне как-то спокойнее смотреть, как ноги задирают спиной к алтарю, чем когда Путин там с Патриархом братаются перед камерами». Сейчас, правда, эта запись в блоге Мониавы закрыта для доступа, но ее можно открыть через кэш Яндекса. Кроме того, многих из блогеров насторожило, что на первых страницах комментариев под открытым письмом к Патриарху доминировали пользователи, подписывавшиеся как «католики латинского обряда», а также присоединение к этому обращению популярных блогеров, поддерживающих акции оппозиции.

В свою очередь, 9 марта появилось первое обращение «охранителей» к Патриарху с призывом, чтобы «данная выходка... не осталась безнаказанной». Письмо подписали около 80 человек, в том числе около десяти представителей духовенства, в основном близких к так называемой «Ассоциации православных экспертов». Выше уже говорилось, что 18 марта во время воскресного богослужения проводился сбор подписей за переквалификацию дела по статье за разжигание религиозной розни и за наказание освещавших ее журналистов. Правда, в тот же день председатель Синодального отдела Московского Патриархата Владимир Легойда сообщил СМИ, что «не знает ни о каком циркуляре «сверху», который бы велел собирать во всех храмах Москвы подписи против панк-группы». «Уверен, что такого циркуляра не было, позиция Церкви неоднократно была высказана», – сказал Легойда. При этом он не исключил, что сбор подписей все же мог иметь место в каких-то храмах – по инициативе верующих или отдельных священников.

Предложение наказать журналистов и блогеров, «распиаривших» акцию Pussy Riot, и ранее высказывалось представителями Церкви. 13 марта на Youtube-канале журнала «Фома» появилось видео, где Владимир Легойда рассуждал о «печальном моменте – реакции журналистского сообщества на поведение своих коллег, когда вдруг в этом месте как бы неожиданно, как бы совершенно случайно оказались фотографы, журналисты, которые мгновенно сделали материалы». Тот факт, что журналистское сообщество не осудило своих коллег, по мнению Легойды, это «очень плохо и свидетельствует о том, что наше гражданское общество, а медийная его составляющая – важнейшая часть гражданского общества, никаким взрослым не является». Из слов Легойды можно понять, что журналистов надо воспитывать. С идеей о наказании СМИ и блогеров сочетается заявление протоиерея Чаплина «Интерфакс-религии» 19 марта о том, что ролики Pussy Riot «являются экстремистскими материалами, а их распространение – экстремистской деятельностью».

Интересно, что днем ранее в Общественной палате РФ прошло заседание рабочей группы по межнациональным и межрелигиозным вопросам, в которую входят как уже упоминавшиеся выше Роднянский и Босых, так и член политсовета Право-консервативного альянса (образованного недавно участниками националистического «Русского образа» и Евразийского союза молодежи) Алексей Михайлов, координатор по межнациональным и межрелигиозным отношениям московского отделения «Единой России» Султан Хамзаев и представители ряда кавказских землячеств. В резолюции заседания, как пишет на близком к Право-консервативному альянсу сайте modus-agendi.org Вениамин Роднянский, говорится, что «именно на представителях СМИ лежит немалая часть вины за случившееся». «Стоит отметить практически молниеносную реакцию некоторых СМИ и «независимых блогеров» на события в храме. Многое указывает на то, что некоторые журналисты заранее знали о готовящейся акции. И это явно не первый случай... Мы решили разработать и опубликовать «этический кодекс журналиста и блогера» и предложить его к подписанию как целым СМИ, так и отдельным журналистам, – излагает решение рабочей группы Общественной палаты Роднянский. – Очень хотелось бы, чтобы такое не повторялось. А чтобы такого не случалось, необходимо понимание, молодежи особенно, о том, что каждое негативное действие влечет за собой санкции... Если пострадавшие от надругательства люди не найдут защиты у государства, они будут ее искать в иных институтах или добиваться сами».

По сути, РПЦ уже обратилась для своей защиты к подобным нелегитимным «институтам». В конце февраля представители Центрального казачьего войска взяли под постоянную охрану православные храмы на юго-востоке Москвы. В марте в выступлениях против группы поддержки Pussy Riot (8 марта во время попытки «молебна в их защиту» в храме Христа Спасителя и 14 марта во время слушаний в Мосгорсуде) были привлечены приверженцы национал-патриотических взглядов. Александр Босых, описывая в своем блоге (если это действительно его блог) события 8 марта у храма – «подошел, выгнал их», используя «пинки, тычки и глум над убогими», – добавил, что «получил полное одобрение своих действий от главы КРО Журавлева и отца Всеволода Чаплина». «Хотя, наверное, в следующий раз все-таки будет мясо (драка на сленге футбольных фанатов. – «НГР»). Слишком много мне звонили и укоряли, что не позвал. Устроить самосуд вполне реально – собрать человек 50–100, затаскивать извращенцев за волосы в толпу и смыкаться перед ментами», – писал Босых (или человек, который выступает от его имени). Два дня спустя у Мосгорсуда дело действительно дошло до драки, и неизвестно, в какие еще столкновения и обещанные «санкции» выльется нарастающий конфликт.

Учитывая накал страстей, можно расценить действия правоохранительных органов как реагирование на чрезвычайную ситуацию. Pussy Riot неоднократно выступали в разных публичных местах, и это не имело правовых последствий. Однако выходка в храме добела раскалила эмоции как тех, кто считает себя охранителями православных традиций, так и тех, кто недолюбливает РПЦ за сближение с политическим режимом. Провокация в храме Христа Спасителя в очередной раз показала, что нет ничего более опасного, чем рискованная игра на национальных и религиозных струнах. Ничтожная искра воспламенила все общество. Вряд ли можно ожидать, что власти на примере этих девушек не захотят преподать урок всем желающим использовать в своих интересах столь чувствительную область общественной жизни, как религия.


 http://religion.ng.ru/society/2012-03-21/1_pussy.html