Роман Гультяев – диакон, экскурсовод, спецназовец

Фото: Антон Поспелов / Православие.RuФото: Антон Поспелов / Православие.Ru

 

Родился в Северной столице, учился и служил в Израиле, диаконский сан принял в Нью-Йорке. Поэтому я и выстроила занятия и жизненные приоритеты отца Романа таким образом – от нынешнего его сана до того «звания» в армии, службу в которой с гордостью проходит каждый молодой человек в Израиле.

– Отец Роман, когда вы оказались на Святой Земле?

– Моя сознательная жизнь на Святой Земле началась в 1989 году. Наша семья поселилась в Иерусалиме, и, как все прибывшие репатрианты, мы снимали в этом городе квартиру. Окружение было нехристианское.

Мне тогда было 12 лет, и, будучи воцерковленным, я решил сам искать храм Гроба Господня. Долго ходил по Старому городу. Мне вообще кажется, что каждый человек Гроб Господеньдолжен найти сам, чтобы в воображении всплывали евангельские картины, чтобы выстраивался определенный его образ, когда еще не видел ни Голгофы, ни самого Гроба Господня, ни других святынь Иерусалима. У меня так оно и было, но меня постигло разочарование. Я искал гору, а горы не находил, вокруг храма были только какие-то маленькие дома и совсем немноголюдно. Тогда еще не было бесконечных толп паломников, не было такого наплыва людей, как сейчас.

– А что было?

– Было тихо, спокойно, трепетно, таинственно и загадочно. На мой взгляд, толпа людей убивает трепетность соприкосновения со святыней. Я застал будничные ночные службы у Гроба Господня, когда за богослужением молятся несколько десятков человек. Фактически каждый желающий мог прийти в храм в 7–8 часов вечера и остаться на ночь до литургии. Эти тихие службы традиционно совершаются греческим православным духовенством из Святогробского братства. Существует череда, по которой архиереи Святогробского братства Иерусалимской Патриархии возглавляют богослужения.

 

Греческая служба на Голгофе. Фото: О. Тищенко / Православие.RuГреческая служба на Голгофе. Фото: О. Тищенко / Православие.Ru

 

Архиереев этих несколько десятков, потому что во времена Византийской империи Иерусалимская Патриархия была достаточно крупной. По сей день сохранились и прошлые титулы, и количество архиереев. Некоторые из них управляют епархией, состоящей всего из нескольких десятков человек. Есть, например, архиепископ Горы Фаворской. Там служит священник, живут монахи, а прихожан-мирян как таковых нет.

В 1980–1990-е годы не было большого количества паломников, не было конфронтации между арабами и евреями, не было разделения государства на Палестину и Израиль. Никому и в голову не приходило, что для того, чтобы попасть в Вифлеем, надо будет проходить через пограничный пункт.

Зато было разделение на «белых» и «красных», была так называемая «красная» и «белая» Церковь, как называли ее израильтяне. Ребенком я не разбирался в этих политических тонкостях. Мой духовный отец, протоиерей Василий Ермаков, говорил еще до объединения Русской Церкви, что Церковь одна, а деление – дело политическое, оно не касается таинств и благодати, и сам поминал епископов и священников Зарубежной Церкви.

 

Монастырь св. Марии Магдалины. Фото: А. Поспелов / Православие.RuМонастырь св. Марии Магдалины. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru

 

Сначала я ходил в монастырь святой Марии Магдалины в Гефсимании. Бывало, приду в Гефсиманию, а сестры говорят: «Ромочка, куда ты ходишь? Там же все кэгэбисты, у них погоны под подрясниками. Там безблагодатно, там все предатели, шпионы». Но меня не пугали ни погоны, ни шпионы. И все-таки я так искренне эти разговоры воспринимал, что мне всегда хотелось посмотреть, как это погоны под одеждой прячут. Но если говорить серьезно, то конфронтация между «красными» и «белыми» сильно чувствовалась.

– И все-таки паломники и тогда приезжали на Святую Землю. Каким образом можно было в те годы устроить паломничество?

– Паломнических центров в те годы не было, нужно было получить визу в Израиль и поехать через турфирму или Русскую духовную миссию. Ходили паромы, совершавшие турне по странам Востока. Из Одессы паломники приплывали в Хайфу, бегали по святым местам галопом несколько дней, а потом отправлялись в Грецию, Турцию, Египет. И все-таки получали удовольствие от тех паромов, ведь в паломничестве большую роль играет дорога, ожидание встречи со Святой Землей. А сегодня путь из России в Израиль – три-четыре часа на самолете.

– Почему вы стали водить группы паломников? И какое образование для этого нужно было получить?

– Сегодня мое основное занятие, кроме служения в храме, это работа с паломниками, которые бесконечно приезжают из России. Спрос на гидов в Израиле невероятно высокий, и любой человек, который способен делиться своими знаниями страны и имеет опыт работы, пусть и небольшой, может начать сопровождать паломнические группы.

В Израиле понимают разницу между паломничеством и туризмом, и потому духовенство обычно имеет право сопровождать паломников и без специального курса обучения.

Сам я прошел всю ту школу жизни, которую проходит гражданин Израиля: школа, армия (три года служил в спецназе), вуз, окончил двухгодичные курсы при Министерстве туризма Израиля, совмещая эти занятия с учебой в Иерусалимском университете. И только после окончания университета начал серьезно заниматься сопровождением паломников.

На мой взгляд, паломничество – это церковный вид деятельности, и гиду паломнических групп следует иметь и духовное образование. Поэтому я поступил в Московскую духовную академию, в Нью-Йорке был рукоположен в сан диакона митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Иларионом, Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви. Мое мнение: водить паломников по Святой Земле – это диаконское занятие.

– И как давно вы занимаетесь сопровождением паломников?

– Регулярно – с 2005 года. С единомышленниками создали паломнический центр, сотрудничаем как с Московским Патриархатом, так и с Русской Зарубежной Церковью. Со временем мы стали заниматься не только сопровождением групп. Мы рассматриваем паломничество как явление религиозной жизни каждого православного человека. Так появился Иерусалимский православный семинар, который работает уже четыре года, транслируется по скайпу, выпускает сборники: они так и называются – «Иерусалимский православный семинар». Мы встречаемся два раза в месяц. Это духовенство, ученые, студенты, православные жители города.

– Как вы, как историк, археолог и гид, охарактеризовали бы русское присутствие на Святой Земле? Как возрождение или упадок?

– К сожалению, начало XX века было временем упадка и бесконечных потерь: революция, Первая мировая война ударили не только по России, но по всему православному миру, и на Святой Земле это сразу почувствовалось. Связь России и Святой Земли практически сошла на нет: целые инфраструктуры монастырей, храмов, люди, приехавшие в 1915 году и застрявшие на Святой Земле, когда началась война, оказались отрезанными от родины.

Главной задачей Церкви и русских людей на Святой Земле было сохранить русское присутствие и культуру, наши обители, церкви, и это было нелегко. Но постепенно с помощью Церкви жизнь стала налаживаться. Уже в 1930-е годы стали приезжать паломники из русского зарубежья, чтобы помолиться, поклониться святыням. Единая Русская миссия – в юрисдикции РПЦЗ – начала становиться на ноги после военных лет, принимать многочисленных русских паломников, невзирая на их принадлежность к той или иной части Русской Церкви.

С 1917 по 1948 год, во время английского правления на Святой Земле, отмечалось внешнее процветание. Даже Вторая мировая война, казалось, не коснулась здешних мест. Наверное, в те годы это было самое безопасное место, куда можно было уехать от военных действий и переждать.

А в 1948 году начались военные действия на Святой Земле – когда ушли англичане и началась война между арабами и евреями за право стать наследниками англичан. Русские монастыри и храмы, располагавшиеся на территориях, которые были завоеваны израильской армией, были отданы правительству СССР, и вскоре туда приехало духовенство из Москвы. Тогда Русская Церковь на Святой Земле и разделилась на «красную» и «белую».

Приезжал на Святую Землю известный епископ Мефодий (Кульман), окормлявший русские приходы в составе Константинопольского Патриархата, привозил паломников и фактически возродил паломничество на Святую Землю. Несколько раз приезжал протопресвитер Александр Шмеман из Американской Православной Церкви.

На территории королевства Иордания, где обители находились в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви, отношения с местными властями тоже складывались нелегко. В 1967 году в результате Шестидневной войны иорданские земли стали частью Израиля. С этого времени история русского присутствия на Святой Земле начинает политизироваться, но и Зарубежная Церковь, и Московская Патриархия стремились сберечь русские святыни и приобретенное русскими церковное имущество: земли, монастыри, здания, которыми так стремилось завладеть Израильское государство.

– Вот эти главные сохраненные наши святыни входят в обязательный «набор русского паломника», отправляющегося на Святую Землю. Вы, помимо этого «набора», предлагаете тематические паломничества.

– Мы уже разрабатывали и проводили паломнические поездки для историков, археологов, глухонемых паломников… Была мечта сделать программу для колясочников, для детей. Детям нужна одна программа, молодежи – другая, и не одна; людям светским – совсем иная и с принципиально другим подходом. Я знаю многих светских людей, которые хотят приехать на Святую Землю, но опасаются отправляться туда с паломнической группой. По опыту посещения церкви они знают, что в поездке их просто затюкают, будут постоянно приставать с советами и поучать. И впечатление от посещения святынь будет омрачено. А мы пытаемся, если можно так сказать, разрушить стереотип того, каким должно быть паломничество. Для светских людей, например, мы составляем программу таким образом, что у людей идет естественное восприятие того, что они видят вокруг, но никто их специально не поучает. Для многих это первое знакомство с Евангелием, с библейской историей. Успешным, на мой взгляд, паломничество можно считать тогда, когда человек возвращается домой с желанием самому вдумчиво прочитать Евангелие. А наша задача в данном случае – сделать так, чтобы внешние эффекты – зрительные, сенсорные – спровоцировали человека познакомиться с Евангелием.

 

Вид на старый город. Иерусалим. Фото: Г. Балаянц / Православие.RuВид на старый город. Иерусалим. Фото: Г. Балаянц / Православие.Ru

 

Молодым интересно паломничество в стиле «экшен», то есть активное паломничество. Любое паломничество подразумевает хождение, и мы пытаемся эту традицию возродить. Был у нас Великим постом паломнический цикл для молодежи «По стопам отшельников-анахоретов». Взяли рюкзаки, спальники и отправились по местам, где подвизались отшельники. В общем, и далеко уходить не требовалось. Вблизи Иерусалима есть очень много заброшенных монастырей. Все они исследованы израильскими археологами, есть их описание. В этих монастырях сохранились даже фрески, но так как расположены они в пустыне, «классические» паломники туда не попадают. А мы не могли пройти мимо этого сокровища археологии.

Перед отправлением читали патерик, чтобы оживить в воображении, как жили подвижники древности, понять, как было устроено монашество в те века. Шли пешком, находили по дороге разрушенные кельи, пещеры. По ночам у костра в пустыне читали жития святых, по очереди читали житие святой Марии Египетской, псалмы царя Давида, жития пророков. Представляете, какое впечатление оставляет в молодых сердцах такое чтение на месте подвигов святых?! Это самая лучшая катехизация и евангелизация.

Один из этапов этой молодежной программы – «Отшельник на один день». В пустынных ущельях есть множество заброшенных келий. Группа распределяется по ущелью, каждый берет себе келью метрах в пятистах друг от друга и поселяется в ней. Главное условие – двадцать четыре часа никуда не выходить и не разговаривать друг с другом. Можно читать, из съедобного разрешается есть сухофрукты и пить воду. Ребята признавались, что очень сложно посидеть вот так одному, но зато интересно. А когда встречались после суточного затворничества, делились опытом.

– К сожалению, у большинства наших соотечественников все же сложилось мнение, что на Святой Земле нужно посмотреть именно стандартный набор мест.

– Видимо, это наследие паромов, прибывавших проездом на несколько дней из Одессы. А поскольку святых мест бесконечно много, то время на знакомство с ними очень ограничено. Это «классика»: Иерусалим, Назарет, Фавор, Капернаум… Но в каждое из этих мест можно поехать и на неделю, остановиться в нестандартном месте – в кибуце, в деревне или на берегу Генисаретского озера, например, чтобы почувствовать природу, пожить и ощутить евангельскую действительность. Можно совершить путешествие по озеру, порыбачить на том месте, где рыбачил апостол Петр. Это будет не рыбалка ради удовольствия, а воспоминание подвига апостолов. Можно съездить в такие места, которые классическая программа опускает: в Вифсаиду – город, где родился апостол Андрей и сыновья Заведеевы, в город Ипос, где обосновалась и жила первая христианская община после того, когда ее прогнали из Иерусалима. Там сохранились храмы первых веков христианства, которые паломники обычно пропускают. Задача нашего паломнического центра – расширить тематический диапазон программ.

 

Храм Рождества Христова, Вифлеем. Фото: А. Поспелов / Православие.RuХрам Рождества Христова, Вифлеем. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru

К тому же, дело не только в однообразии паломнических туров – в поездках, как правило, опускается культурная часть, которая, на мой взгляд, пусть в разной степени, но должна присутствовать. Святая Земля богата национальными парками, садами, красивейшими водопадами, достойнейшими музеями по библейской археологии. Однажды мы делали специальную паломническую программу для людей, которые занимаются дизайном ландшафта, – с акцентом на знакомство с библейскими растениями и животными.

– Но согласитесь, что, в сравнении с классическим паломничеством – очень напряженным, – в подобных есть некий расслабляющий элемент…

– Один из минусов большинства паломнических поездок, на мой взгляд, это отсутствие отдыха. К концу поездки паломник находится в полном изнеможении: не ест и не спит, ночью торопится на литургию… Он счастлив… Но это тоже не очень правильно: в таком состоянии трудно переварить увиденное за день. В поездке должен присутствовать элемент грамотного отдыха для паломника. Как правило, люди любят купаться, хотя в группе обязательно найдутся такие, которые «не купаться приехали и не отдыхать». Таких людей желательно заранее определять и предлагать им отдельные поездки. Когда формируется группа, все-таки лучше, чтобы это была группа единомышленников.

– Многие из приезжающих в Израиль нередко видят на улицах солдат израильской армии. Вы служили в спецназе и знаете не понаслышке, какова она, армия Израиля. Так какова же?

– Это достойная уважения, сверхсовременная армия, и отношение в Израиле к армии совсем иное, чем, например, в России. Служить в израильской армии – это не только гражданский долг, исполнить который, кстати, мечтают все мальчишки в школе. Это престижная возможность получить новые знания, навыки, профессию.

В Израиле так интересно устроена система среднего образования, что на школы не возложено никаких воспитательных функций. Детям в школе ничего не запрещают, их не ругают, в результате чего они становятся инфантильными. При этом все знают, что в восемнадцать лет и мальчики, и девочки пойдут служить в армию – вот тогда-то и начнется настоящее воспитание.

И вот в армии происходит волшебство: мальчишки и девчонки чуть ли ни детсадовского развития мгновенно меняются и становятся сознательными воинами. Я думал: почему так? Может быть, потому, что на них сразу возлагается ответственность: и юношам, и девушкам дают боевое оружие с патронами. И это оружие нужно носить с собой всегда и везде. Я со своей будущей женой познакомился в армии. Она невысокого роста, и вот ей выдали табельное оружие – винтовку с нее ростом, которую нужно брать с собой и на дискотеку, и домой на побывку…

Такая картина шокирует наших людей! Россияне поражаются, как 19-летним можно доверить боевое заряженное оружие. Но молодые люди относятся к исполнению своего гражданского долга с большой ответственностью и очень быстро становятся взрослыми.

 

Роман ГультяевРоман Гультяев

 

– Дедовщина в израильской армии есть?

– Нет.

– Как там построен воспитательный процесс, если можно так сказать об армии?

– Мечта всех мальчишек – попасть в боевые войска: танковые, артиллерию и, если повезет, в спецназ – десантные войска или морскую пехоту. Туда отбирают по уровню физической и интеллектуальной подготовки и психометрическим показателям. Если молодой человек проходит все экзамены, то его принимают в войска специального назначения. И вот там он сталкивается с определенным воспитательным моментом. Командир начинает его «ломать», но не в форме дедовщины, без унижения, а используя элементы спортивного состязания. Офицеры относятся к солдатам с уважением, время от времени приходят старшие офицеры и спрашивают, не обижают ли, не унижают.

– Существует ли в израильской армии дискриминация на религиозной почве? Разрешалось ли вам носить крест?

– Армия в Израиле – это самое демократичное место, где вместе служат иудеи, христиане, друзы, атеисты. И никакой дискриминации нет. Если в школе приходится скрывать свою принадлежность к христианству, то в армии можно смело носить крест. У нас были солдаты, которые специально говорили, что они христиане, и в воскресный день их отпускали домой.

– … то есть дискриминации в армии нет, в отличие, например, от школы?

– Если в школе у ребенка выскочит из-под одежды крест, то все сразу начинают говорить, что мы-то думали, он наш, а он оказался предателем. Отношение к христианству почти такое же, как было в СССР в 1970-е годы. Если ты живешь в арабском обществе, в Палестине, вот там ты имеешь право быть христианином. Христиане и мусульмане не общаются близко, но уживаются в одном районе, а в израильском окружении, чтобы быть принятым, ты имеешь право быть только иудеем.

Даже те христиане, которые приехали из России крещеными, вынуждены скрывать это. А своим детишкам мы зашиваем крестик в одежду.

– Вероятно, это не единственная проблема, связанная с воспитанием детей?

– Серьезная проблема – в какую школу или детский сад отдать детей. В Израиле вся система образования полностью религиозна, хотя ее пытаются выдавать за светскую. Даже в светских детских садах есть ритуал, когда вечером в пятницу, накануне шабата, дети зажигают «субботние свечи» и поют еврейские молитвы. Это оставляет отпечаток в детской памяти. Некоторые христиане отдают своих детей в арабский детсад, но там все говорят только по-арабски. В Вифании есть замечательная школа для девочек. И хотя школа считается христианской и там преподают в том числе и православные монахини из Гефсимании, но большинство учащихся в этой школе – мусульмане. Только девять интернатских девочек-арабок – христианки.

 

Греческая служба. Монастырь прп. Герасима Иорданского. Фото: Г. Балаянц / Православие.RuГреческая служба. Монастырь прп. Герасима Иорданского. Фото: Г. Балаянц / Православие.Ru

 

Нашим детям восемь, пять, три и два с половиной года. Дома они говорят только по-русски и совсем без акцента. Старшая дочь ходит в обычную израильскую школу, в которой преподают русские учителя – те самые советские преподаватели, которые приехали в Израиль и, оказавшись без работы, попытались создать классическую русскую школу. В полной мере это не удалось, но сейчас в разных школах, где в целом преподавание ведется на иврите, есть уроки русского языка. Это пусть небольшая, но все-таки попытка сохранить русскую культуру и родной язык.

А среднюю дочь мы на свой страх и риск отдали в двуязычную школу. Это единственное на весь Иерусалим «демократическое начинание» – попытка объединить в одной школе арабов и евреев. В одном классе там учатся мусульмане, христиане и иудеи. В школе дети празднуют праздники всех религий. Представляете, приходит Дед Мороз, а зовут его… Мухаммед! А Снегурочка на Рождество раздает еврейские семисвечники-меноры. Конечно, это нелепо и смешно, но в Израиле это единственная альтернатива религиозному образованию.

– А с какими курьезами вам приходится наиболее часто встречаться в поездках?

– Нередко бывает, что наши нововоцерковленные люди не хотят думать и логически мыслить. И когда предлагаешь подумать, даже провоцируешь подумать, они не понимают, чего от них хотят, и пребывают в растерянности…

– Еще один момент – пост во время паломничества.

– Эта тема обсуждалась неоднократно, несмотря на то, что все знают: по церковным правилам, путешествующему дается послабление. То же самое относится и к паломничеству, потому что не всегда в дороге есть возможность везде и своевременно получить пищу. В арабской гостинице арабы не понимают, что такое суп и каша и как человек может есть пустую картошку. И получается, что бедный паломник вынужден жевать капусту и закусывать помидорами. Знаю, что многие духовники и архиереи благословляют паломников на послабление поста. Человек вдали от дома не должен быть голодным, иначе он будет злым – как бы мне ни пытались возразить. Это факт. Лучше нарушить пост, чем своей злобой кушать тех, кто рядом.

 

Сионская горница. Фото: А. Поспелов / Православие.RuСионская горница. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru

 

А если в течение дня не запланирован обед, то не надо специально голодать. Как правило, утром паломникам предлагается завтрак по типу «шведский стол». Позаботьтесь о себе и возьмите с собой в дорогу после завтрака из гостиницы «сухой паек». Паломник и так находится в стесненных условиях: много ходит, молится, читает Евангелие, посещает гораздо больше богослужений, чем дома. Нагрузка максимальная, что и вменяется как пост.

– Что привезти домой со Святой Земли?

– Святыньки каждый может выбрать на свой вкус.

Как правило, приезжают паломники с одним чемоданом и почти все покупают еще один – столько всего хочется купить и увезти. Так что заранее следует отложить деньги еще на один чемодан или сумку.

Но главное, чтобы паломники помнили: Святая Земля уникальна уже тем, что она святая. Святая – вода из Иордана и Генисаретского озера, и вода из-под крана – тоже святая. Святая и рыбка апостола Петра, которую традиционно вкушают паломники. Эту рыбу ели апостолы, и сегодня акт вкушения этой рыбки – это уже паломничество. Так что, безусловно, Святую Землю надо пробовать и на вкус тоже.

 

Беседовала Татьяна Веселкина

 

Православие.Ru