Русская Православная Зарубежная Церковь Святой Троицы в городе Торонто (Канада)

Храм Святой Троицы в Торонто

Всем поборникам Русского Православия,усопшим и здравствующим,ранее потрудившимся и ныне трудящимся на ниве Господней
для блага прихода и Храма Святой Троицы в г.Торонто,этот очерк посвящается.
Маликов Василий Петрович

 

Прежде чем начать настоящий очерк, необходимо обратиться в событиям, предшествовавшим приезду в Канаду второй волны русской эмиграции.
Кто мы? Как выжили и почему сюда приехали?
Май 1945г. фашистская Германия потерпела поражение. Союзники: США, Англия, Франция и СССР оккупировали ее территорию и разделили на четыре оккупационные зоны.
Оккупационные власти знали, что во время войны из оккупированных немецкими войсками стран были угнаны миллионы людей на каторжные работы в Германию.
После войны в газетах писали, что из Советского Союза было угнано более пяти миллионов человек: среди них были полуживые, измученные военнопленные, затем так называемые ostarbeiters (восточные рабочие) и бывшие советские политзаключенные, которые, боясь репрессий, уходили со своими семьями на запад перед отступлением немецких войск с оккупированной территории.
С помощью оккупационных войск союзников иностранцы были собраны в лагеря, основанные, главным образом, по принципу их государственной принадлежности. Летом 1945 года началась репатриация на Родину. Прежде всего отправляли военнопленных, а затем и остальных - гражданских лиц.
Репатриация продолжалась более года, к концу 1946 года, в основном, была закончена, однако стало известно, что на территории трех западных оккупационных зон Германии осталось около двух миллионов выходцев из СССР и других стран Восточной Европы, объявивших себя беженцами и категорически отказывавшихся от возвращения на Родину.
Тогда при ООН была создана международная организация UNRA, которая и занялась рассмотрением беженского вопроса и защитой отказников-невозвращенцев.
Советское правительство ударило в набат.
Главный палач Сталина, Генеральный Прокурор Вышинский, известный ещё в довоенные годы по процессам над «врагами народа» и представитель СССР в ООН, Громыко, обвинили своих трёх западных союзников в невыполнении Ялтинского соглашения (февраль 1945г.) по репатриации и в насильственном содержании в лагерях своих оккупационных зон граждан Советского Союза.
В результате при главной ставке оккупационных войск была создана специальная комиссия из военных представителей СССР, США, Англии и Франции. Эта комиссия имела право на беспрепятственное посещение всех лагерей беженцев в Западной Германии, а советским представителям была предоставлена возможность свободной агитации беженцев на предмет их возвращения на Родину.
Вскоре во все беженские лагеря, теперь уже полностью переданные в ведение UNRA и называвшиеся Displaced Persons Camps (Лагеря для перемещённых лиц), начали приезжать Советские офицеры (на самом деле сотрудники КГБ) в сопровождении своих коллег, англичан, американцев и французов.
Советские агитаторы произносили довольно длинные патриотические речи, обещали беженцам чуть ли не «золотые горы», но всегда уезжали без «добычи», к которой так усердно готовились. Месяца через два стало известно, что советская акция провалилась: на Родину согласились возвратиться лишь немногие беженцы.
Тогда Вышинский придумал новый трюк. Приехав лично в Нью Йорк на очередное заседание ООН, он с высокой международной трибуны обвинил своих западных союзников в том, что в лагерях для перемещенных лиц в Западной Германии они скрывают врагов советского народа: изменников, предателей, уголовников,- и отказываются от выдачи их Советскому Союзу.
После речи Вышинского военная комиссия при ставке оккупационных войск в Германии была вновь задействована, но теперь уже с правом тщательного опроса и проверки всех лиц, находившихся в лагерях для перемещенных лиц.
Поступило распоряжение на проверку (screening). Это английское слово узнали все от мала до велика, ибо с него началось хождение по мукам. Для людей русской национальности наступила пора мытарств и отчаяния, ибо сам родной язык при опросе мог дать повод к насильственной репатриации.
Единственное средство, к которому можно было прибегнуть – это непоколебимая вера в Господа Бога, в Его милость и спасение невинных, страждущих людей.
И вся лагерная Русь начала молиться денно и нощно. Православные лагерные церкви не закрывались ни днем ни ночью.
Епископы и священники ни на минуту не оставляли свою паству, ночевали вместе с ними в бараках.
В Британской зоне оккупации беженцев защищали и спасали от насильственной репатриации:
Епископ Нафанаил (ныне покойный) Западноевропейский, а затем Венский и Австрийский и архимандрит Виталий, ныне Первоиерарх РПЗЦ; в 2х других зонах то же самое делали члены Синода Зарубежной Церкви. Блаженнейший Митрополит Анастасий, глава РПЦЗ, находившийся в то время в Мюнхене, обратился с воззванием к правительствам США, Англии и Франции и ко всем свободолюбивым странам мира прекратить истязание невинных беженцев и расселить их по тем странам, которые согласятся их принять.
Его воззвание дало положительные результаты. В США жена покойного президента Элеонора Рузвельт выступила в ООН, а затем в Американском конгрессе в защиту беженцев. В Англии (благодаря содействию влиятельной королевской семьи) члены английского парламента поддержали г-жу Рузвельт. Проверка была прекращена – люди вздохнули свободнее.
В ООН, после долгих дискуссий и оппозиции со стороны Советской делегации, наконец, приняли постановление о переселении беженцев из Германии в другие страны.
Блаженнейший Митрополит Анастасий в своём послании к выдающимся деятелям Русского Зарубежья просил оказать воздействие на правительства стран, в которых они жили, о принятии закона на въезд беженцев в их страны.
В Западной Европе на просьбу первоиерарха РПЗЦ откликнулись члены Русской Императорской семьи, в Америке – русская общественность под началом князя Белосельского-Белозерского, а также Толстовский фонд под руководством дочери Л.Н.Толстого графини Александры Львовны Толстой, квакерские и другие религиозные организации. Немалое влияние оказывала свои правительства Российская общественность в странах Южной Америки.
Вскоре соответствующие законы были приняты, и беженцы, с чувством величайшей радости, принялись ожидать разрешений на переселение.
Первой страной, решившей принять беженцев, стала Бельгия. Она согласилась взять несколько тысяч беженцев на работы в угольных шахтах. За ней последовала Англия, затем страны Южной Америки: Бразилия, Парагвай, Уругвай, Чили, Аргентина, и, наконец, Канада, Австралия, а за ними и США.
В 1947 году начался массовый исход за океан обездоленных, страждущих, нищенствующих беженцев, не имевших не только денег, но, зачастую, и запасной пары белья.
В Канаду первые транспорты с беженцами пошли во второй половине 1947 года.
Сначала принимали только молодежь: холостых мужчин и незамужних девушек и женщин.
Перед отъездом в Канаду проходили медицинскую и политическую проверку, затем подписывали контракт (обычно на один год) для работы в обусловленном правительством Канады месте, а по истечении контракта можно было поселиться и самим искать работу в любой части Канады.
Прибыв в Канаду, мужчины направлялись на работы в шахты, на железные и шоссейные дороги, на лесоразработки, а женщины – работницами в больницы, дома престарелых, в дома богатых канадцев. Позже, в начале 50х годов, Канада начала принимать и семейных беженцев.
Отработав положенный срок по контракту, молодёжь съезжалась в большие города Канады. В Торонто приехали несколько десятков молодых людей. Прежде всего друзьям и знакомым нужно было искать друг друга, незнакомым знакомиться, найти место, где можно было собраться, поговорить, посоветоваться и узнать, где устроиться на работу. Русских общественных организаций здесь не было. Правда, была Федерация русских канадцев – прокоммунистическая организация, одурманенная советской пропагандой. Члены этой организации с презрением относились к новоприбывшим беженцам, называя их фашистами и врагами народа. Ясно, что к такой организации новые эмигранты примкнуть не могли.
Но нет худа без добра.
Через некоторое время нашли единственную в Торонто Православную Церковь Американской Митрополии. Воспитанные в духе Отечественного Православия и вскормленные духовной пищей Зарубежной Церковью в лагерях Германии, новые эмигранты были рады тому, что нашли временный духовный приют; приходили на Богослужения, старались быть ближе к Церкви.
Но здесь, находясь в чужой стране, нельзя было найти полного духовного удовлетворения, поэтому всё чаще велись разговоры о возможности основания в Торонто прихода РПЗЦ.
Весной 1949 года организовалась инициативная группа из семи человек, ставившая своей целью в ближайшее время открыть Храм Православной Зарубежной Церкви.
Состав инициативной группы был следующим:
1. Соловьёв Геннадий Васильевич (Председатель)
2. Благовещенский Николай Павлович
3. Безуглый Григорий Павлович
4. Гринько Иван Захарович
5. Кодлубович Владимир Александрович
6. Панасейко Григорий Нестерович (позже инок Ермоген)
7. Таран Василий Трофимович.
Все члены инициативной группы, за исключением В.Т.Тарана (он был из Белой эмиграции и жил здесь с конца 20х годов), были новыми эмигрантами, некоторые даже не имели постоянного адреса, поэтому, обыкновенно, для бесед собирались у Василия Трофимовича. Между прочим, у него, имевшего свой дом и жившего в районе Danforth & Pape, сохранился иконостас с иконами из Православной Церкви, бывшей в жилом арендованом доме в районе Spadina & Wellington и закрывшейся в 30х годах по финансовым причинам.
Инициативная группа послала запрос Митрополиту Анастасию в Мюнхен с просьбой о содействии в открытии прихода РПЗЦ в г.Торонто. Через несколько недель получили ответ с разъяснением обратиться к Владыке Иосафу, Архиепископу Эдмонтонскому и Канадскому, представителю Синода в Канаде. В письме был приложен его адрес. Обратились к нему. Владыка Иосаф сообщил в своём письме, что он благословляет начинание инициативной группы, к сожалению, из-за недостатка средств, пока посетить Торонто не может, но просит Епископа Чикагского Серафима и Епископа Вашингтонского Никона, время от времени, посещать инициативную группу, вплоть до открытия Церкви.
Всё лето 1949 г. эти Епископы, по очереди, приезжали в Торонто, останавливались в доме В.Т.Тарана, где и служили в гостиной, временно отведённой под Церковь. Осенью 1949г. Инициативная группа приняла конкретное решение: найти и взять помещение в аренду и открыть Православную Зарубежную Церковь Святой Троицы. Как раз в это время группа пополнилась тремя новыми членами. В инициативную группу вошли:
1. Григорьев Владимир Иванович
2. Кононов Сергей Васильевич
3. Маликов Василий Петрович.
Теперь группа, состоявшая уже из десяти членов, стала искать священника.
К счастью, в то время только что приехал из Бельгии со всей своей семьёй о.Матвей Андрущенко, служивший в Бельгии в одном из приходов РПЗЦ. Инициативная группа связалась с о.Матвеем. После знакомства было несколько встреч и собеседований. Переговоры велись долго и не совсем успешно (конкуренция со стороны Украинской церкви), и только тогда, когда в переговоры вступил Владыка Иосаф, от о.Матвея был получен положительный ответ. Затем, 2го ноября 1949 года, Архиепископ Иосаф Эдмонтонский и Канадский назначил о.Матвея настоятелем прихода и Церкви во имя Святой Троицы в г.Торонто.
Вскоре было взято в аренду помещение на втором этаже (над прачечной) по адресу 282 Parliament Street. Новый приход, состоявший из десяти человек, собрался в этом помещении, установили иконостас и иконы из домашней церкви В.Т.Тарана, выбрали старостой Соловьёва Г.В., казначеем Маликова В.П., секретарём Благовещенского Н.П.; остальные семь человек были членами Церковного Совета.
В одно из ближайших воскресений была отслужена первая Божественная Литургия.
Регентом церковного хора и псаломщиком была матушка о.Матвея Анастасия Алексеевна, хористами – Безуглый Г.П., Кодлубович В.А., Кононов С.В., а когда некому было петь, в хор привлекали от свечного стола и казначея.
После нескольких Богослужений Церковный Совет убедился, что помещение не годится для Церкви. Вход на второй этаж, в Церковь, был с задней части здания (с огорода), в Храм нужно было подниматься по высокой железной лестнице. С парадной стороны (с улицы) в Церковь можно было войти через люк, сделанный в полу на случай пожара.
Люк открывался только в особых случаях, например, при венчании. Кстати, первыми венчались в этой Церкви староста Соловьев Геннадий Васильевич с невестой Еленой Дмитриевной, а за ними секретарь Благовещенский Николай Павлович с Марией Николаевной.
Финансовое положение прихода было настолько трудным, что у некоторых членов небольшого прихода дело доходило до ропота и даже отчаяния. В то время люди, имевшие работу, получали 50-60 центов в час, приблизительно 25 долларов в неделю. За аренду церковного помещения платили 150 долларов в месяц, а тарелочный сбор, свечные и членские взносы составляли 70-80 долларов в месяц. Остальные 70-80 долларов члены Церковного Совета (все 10 человек) должны были доплачивать из своих собственных средств, а у большинства уже были семьи и их надо было содержать.
Отец Матвей служил бесплатно, иногда подходил к свечному ящику, осведомлялся у казначея о доходе.
Однажды с довольно угрюмым видом сказал:”Г-н казначей, смотрите, деньги – это огонь.” Содержала о.Матвея его матушка, она работала швеёй в одной из швейных мастерских.
Приход усердно молился Господу Богу, просил Господа вразумить это крошечное стадо Господне, ниспослать мудрость, дабы выйти из трудного финансового положения.
Было решено оставить это помещение и найти такое, которое смогли бы оплачивать без ущерба для своих семей.
И, действительно, с Божией помощью, нашли и взяли в аренду зал в Церкви всех наций (Queen & Spadina), которым могли пользоваться только по субботам вечером и воскресеньям утром, за 50 долларов в месяц. При первой возможности сняли иконы, иконостас привели в походное положение, чтобы ставить его в субботу ранним вечером для Вечерней службы, и снимать в воскресенье после Литургии.
Таков был договор с хозяевами. Переехали в это помещение ранней весной 1950 года.
Члены Церковного Совета Григорьев В.И. и Семерин Н.М. взяли на себя ответственную работу по установке и снятию иконостаса.
Приход начал пополняться новыми людьми, приехавшими из Германии и втупавшими в члены прихода. С увеличением прихода поправилось и финансовое положение.
Вот имена тех людей, с которых, фактически, и началось увеличение этой новой церковной семьи.
Артюховы Яков Фёдорович и Елизавета Александровна со своей большой семьёй, состоявшей преимущественно из лиц женского пола, Юзенчук В.А. с семьёй, Асмус Е.А. с дочерью, супруги Ювенские с дочерью, сестры Никольские Римма и Оля, О.Ф.Печникова с сестрой, семья Вендели, Макеевы, Козины, Семерины и другие.
Отцу Матвею была назначена небольшая заработная плата. С помощью о.Матвея был приглашен регентом хора бывший солист Киевской оперы Дометий Иосифович Березнец, согласившийся управлять хором за небольшое вознаграждение. Его супруга, тоже оперная певица, пела в хоре бесплатно.
К сожалению, самый первый староста Г.В.Соловьёв, переселившись с семьёй в район Ниагары, попросил освободить его от обязанностей старосты.
Новым старостой был избран Д.И.Вендели.
Из беженских лагерей Австрии и Германии прибывало все больше и больше семейных людей, узнав о приходе РПЗЦ они с радостью вступали в члены.
В 1951 году приход уже насчитывал около пятидесяти семейств.
В 1952 году из Англии приехал в Торонто с семьёй своей дочери, Л.С.Наумовой, отец Сергий Щукин – человек глубокого ума, высокой русской культуры и удивительного диапазона.
Инженер-химик по профессии, он ранее (до отъезда в Англию) был священником с беженском лагере Фишбек (Германия). Здесь, в Торонто, он был с радостью встречен своими лагерниками-прихожанами, приехавшими сюда раньше него.
Бессребреник, человек большой эрудиции, обаяния и душевной расположенности ко всем, он сразу включился в Церковно-общественное дело.
Став вторым священником, он прежде всего организовал Свято-Владимирский кружок, в который записалось более двадцати человек молодёжи. О.Сергий часто читал лекции на духовные темы, вел беседы по изучению истории Церкви, Жития Святых, толкованию Нового Завета, писал статьи в зарубежные газеты и журналы.
В этом же году он основал Церковноприходскую школу для детей. Занятия велись по субботам здесь же, в подвальном помещении Церкви всех наций. С открытием школы стал увеличиваться приход. Русские Православные люди, услышав об о. Сергии, приводили к нему в школу своих детей и вступали в члены прихода.
К концу 1952 года приход насчитывал около 70 семейств. Церковный совет, под началом старосты Д.И.Вендели, начал думать о приобретении своего собственного церковного помещения.
Приступили к сбору средств через добровольные пожертвования прихожан. В кратчайший срок была собрана такая сумма денег, с которой можно было начинать покупку или постройку собственного Храма.
Общее собрание прихожан постановило купить участок земли и строить своими силами Церковь. Вскоре был куплен участок на месте снесенного жилого дома по адресу 459 Duchess, теперь Richmond Street.
План здания барачного типа был представлен архитектором Н.И.Павловским бесплатно.
Началось строительство Храма. На стройке прихожане работали бесплатно.
По поручению Церковного Совета строительными работами руководил С.В. Кононов, а его помощником был В.И.Григорьев.
Покупали только строительный материал, все остальное прихожане делали собственными руками.
Подавляющее большинство тружеников работали как на постройке Храма на Dutchess Street, так и позже на реконструкции Храма на Henry Street.
О.Матвей от зари до зари был на стройке, исполнял те же работы, что и его прихожане. В его руках можно было видеть лопату, пилу, топор и молоток. Котлован под фундамент копали вручную, потом свои каменщики возводили стены из блоков, плотники и столяры трудились над работами по дереву.
С.В.Кононов и В.И.Григорьев вдвоём покрыли крышу. Храм был построен быстро, в течение нескольких месяцев. По окончании внутренних работ в Храме был установлен тот же самый складной иконостас.
Заалтарную часть Храма расписывали художники (отец с сыном) Пётр Петрович и Игорь Петрович Сухачёвы.
В 1953г. Храм был освящён Архиепископом Григорием Монреальским и Канадским.
Началась, казалось бы, нормальная приходская жизнь, но вскоре после освящения храма скончался староста Д.И.Вендели. Отпевали его Архиепископ Григорий и о.Матвей в этом Храме, которые он только что построил вместе со своими прихожанами.
Старостой (третьим по счету) был избран один из деятельных членов прихода Аким Акимович Пащенко. В Храме на Dutchess St. приход находился 13 лет; за это время количество членов прихода возросло до 100 семейств, финансовое положение стало более устойчивым, в банке даже имелся небольшой запас. В четвертый раз встал вопрос о старосте Церкви. Аким Акимович Пащенко, переехав на постоянное жительство в г.Barrie, освободился от должности старосты. После А.А.Пащенко некоторое время старостой был Е.А.Ювенский, но ввиду занятости в приходской школе, просил освободить его от этой обязанности.
В 1961г. на должность старосты был избран Д.В.Раевский, а его помощником Н.С.Слинько.
С увеличением прихода возникли предложения о приобретении более просторного и удобного помещения, ибо этот наскоро построенный Храм не имел ни подвала, ни какой-либо другой постройки, в которой можно было бы работать сестричеству, как это обычно делалось в других Храмах.
Большую проблему представляла и Церковноприходская школа, ибо школе приходилось ютиться в подвальных помещениях Англиканских и других церквей.
С увеличением числа учащихся стало труднее с арендой комнат для классов; школа часто переезжала из одного подвального помещения в другое. Хотя директор школы, о.Сергий Щукин, хорошо владевший английским языком и пользовавшийся известностью в церковных кругах Торонто, всегда вовремя находил место для школы, такая кочующая школа не устраивала ни родителей, ни приход.
По инициативе Церковноприходского Совета было созвано экстренное приходское собрание с участием Архиепископа Виталия (бывшего Эдмонтонского), назначенного в мае 1957 года Синодом РПЦЗ в объединённую Монреальскую и Канадскую епархию.
При поддержке и рекомендации Владыки Виталия постановили объявить сбор пожертвований для приобретения более подходящего Храма, где можно было бы в подсобных помещениях разместить школу для детей, иметь зал и кухню для сестричества, кроме этого на том же собрании была выбрана комиссия, которой было поручено подыскать и купить новый Храм.
В комиссию вошли: о.Георгий Скринников, Косачёва Н.Г., Раевский Д.В. (староста), Сухачёв И.П., Тыррас С.П., Гришманов Игорь.
К началу 1966г. была собрана необходимая для задатка сумма денег, и в июне того же года нашли и купили большую синагогу по адресу 23 Henry Street.
По канадскому закону купля должна быть подписана трастистами, лицами, ответственными за выплату закладной. Трастистами-поручителями были о.Матвей Андрущенко, о.Георгий Скринников, Анищенко Д.В., Косачёва Н.Г., Сухачёв И.П., Семерин Н.М., Смирнов Н.В., Слинько Н.С., Юзенчук В.В., Ювенский Е.А.
Приблизительно через месяц после подписания документов попечителями
(трастистами), купленное здание поступило в распоряжение прихода.
Теперь нужно было приступать к полной реконструкции. Ясно, что переделать бывшую синагогу в Православный Храм - нелегко. Не входя в детали, надо сказать, что это довольно длительная, трудная и кропотливая работа.
Церковный Совет решил провести реконструкцию всего здания, так же как и постройку храма на Duchess St., собственными силами.
По просьбе о.Сергия Щукина спешно начали ремонт нескольких комнат в задней части здания. Здесь должна была разместиться приходская школа. Поздней осенью 1966г. (впервые с 1952г.) школа въехала в собственное помещение.
Реконструкция Храма внутри и снаружи продолжалась около года.
Сейчас, спустя 33 года, приходится удивляться тому беспредельному энтузиазму, с каким трудились прихожане, чтобы привести свой Храм в Православный вид.
Шесть дней в неделю, после основной работы, приходили в храм по 25-30 человек; здесь им давали ужин сёстры под руководством Н.И.Орешкевич и после ужина работали допоздна.
С чувством неизъяснимой признательности и вечной благодарности вспоминаем мы прихожан, теперь уже почти всех (за исключением совсем немногих) ушедших от нас в лучший мир, которые, трудясь безвозмездно для Бога и людей, дали возможость нынешнему поколению молиться в этом великолепном Православном Храме.
Поздней весной 1967 года основные работы подходили к концу; снаружи, с парадной части Храма, на двух куполах, а также на большом центральном куполе, были установлены восьмиконечные Православные кресты Московского образца, изготовленные нашим прихожанином Л.И.Жилиным.
Внутри Храма, как положено в Православном храмостроении, поставили совершенно новый, добротно сделанный, великолепный иконостас. Роспись в главном куполе, в алтаре, на четырех колоннах и на стенах сделал известный в Зарубежье художник, наш прихожании, И.П.Сухачёв. Цветные стекла в больших окнах на втором этаже переделал, вставив Православные стеклянные кресты, Б.Л.Орешкевич.
Теперь Церковь, вместе с притвором, выгладела так, что даже придирчивые люди не могли сказать, что этот Храм, год тому назад, был неправославным.
Летом 1967 года Храм был готов к Богослужениям. За один день перевезли всю церковную утварь с Duchess Street, и, после малого освящения, начались регулярные Богослужения.
Оставленый храм (Duchess St.) был продан греческому приходу Пресвятой Богородицы, и на вырученные деньги, с добавкой других средств, удалось купить в Скарборо церковный дом для священника.
Великое освящение Храма было совершено 16го ноября 1969 года Высокопреосвященнейшим Виталием, Архиепископом Монреальским и Канадским (позднее Митрополит и Первоиерарх РПЗЦ), и тогда еще молодым, а теперь уже покойным Епископом Павлом Штудгартским (позже Архиепископ Австралийский и Новозеландский), бывшим воспитанником Владыки Виталия по лагерю Фишбек в Германии.
В последующие после Великого освящения годы приход пополнялся новыми прихожанами, и к концу 80х годов стал одним из больших и благоустроенных приходов в Канадской епархии.
В 1975 году в помощь слабеющему о.Матвею был прислан молодой священник, иерей Владимир Мальченко, который, кроме Богослужений, по просьбе Церковного Совета стал и директором Церковноприходской школы.
В 1986 году, после смерти о.Матвея, он вступил в полные обязанности приходского священника.
В середине 80-х годов приход пережил междоусобицу, закончившуюся, по милости Божией, полным примирением.
В 1984 году староста Д.В. Раевский, безвозмездно прослуживший приходу 23 года, ушел на покой, а на его место был выбран долголетний помощник старосты Н.С.Слинько.
1986 году указом Митрополита Виталия настоятелем прихода был назначен Прот.Георгий Скринников, ранее служивший здесь диаконом и священником, но через несколько месяцев он, по собственному желанию, перевелся в другой приход.
В 1996 году умер староста Н.С.Слинько, а через три месяца после его кончины умер бывший староста Д.В.Раевский.
Временно, до следующих выборов, обязанности старосты исполнял его заместитель А.В.Герасимов.
В 1997 году на общем собрании прихода старостой была избрана деятельная участница всех приходских мероприятий Александра Яковлевна Фурлани (урожденная Артюхова).
Сейчас костяк прихода, кроме совсем немногих, ещё здравствующих старожилов, составляют дети и внуки российских беженцев – эмигрантов, приехавших сюда после Второй мировой войны из лагерей Австрии и Германии, также Православных Христиан, прибывших позже из стран Западной Европы и Южной Америки.
Очень приятно и радостно видеть, что теперь Храм Св.Троицы в Торонто в воскресные и праздничные дни наполнен многими богомольцами, приехавшими сюда на постоянное жительство из России.
С Божией помощью, с течением времени эти Православные Русские люди, будем надеяться, вольются в общую приходскую семью и станут достойными приемниками Отечественного Православия в Торонто.
Растёт и крепнет приход, трудится и служит Богу и людям Православный народ. За все эти годы существования Храма из приходской семьи 13 лиц посвятили себя на служение Богу, шесть из них были рукоположены в священники.
Среди них о.Георгий Скринников, о.Никита Григорьев, о.Георгий Куртов, о.Владимир Морин, о.Борис Хендерсон, о.Михаил Любощинский.
Самой активной и деятельной в приходе благотворительной организацией является сестричество под началом старшей сестры М.Я.Слинько, вдовы покойного старосты Н.С.Слинько, уже много лет работающей на этой должности. Сестричество устраивает благотворительные базары, в воскресные дни – обеды и другие мероприятия и на вырученные деньги оказывает посильную помощь нуждающимся Православным монастырям, помогает больным, престарелым и бедным россиянам в Зарубежье и России.
По многочисленным отзывам, поступающим в приход, можно судить, что сестричество – самая лучшая благотворительная организация в Канадской епархии.
При этом кратком повествовании о наших труженицах-сестрах, вспоминаются слова нашего великого русского поэта Н.А.Некрасова, писавшего о русских женщинах так:

“В ней ясно и крепко сознанье,
Что все их спасенье в труде,
И труд ей несет воздаянье:
Семейство не бьется в нужде.”
В нашем случае “семейство” – это наша дружная Православная приходская семья, в которой они безвозмездно трудятся вот уже 50 лет.
И сказал Господь:”На камне сем построю Церковь Мою, и врата адовы не одолеют её “.
Так было, так есть и так будет.


Православные Христиане!


Будучи в Храме Св.Троицы и проходя около мемориальной доски, находящейся в правой стороне придела, не забудьте, осенив себя крестным знамением, отдать дань благодарности вашим усопшим предшественникам, которые своим безвозмездным трудом и денежными пожертвованиями дали вам возможность возносить молитвы Господу нашему Иисусу Христу в этом Храме.

Данный краткий исторический очерк не претендует на полноту.. поэтому, в заключение, я, заранее, прошу прощения у тех тружеников, чьи имена, за давностью времени, мне не удалось вспомнить и написать в этом кратком повествовании.


В.П.Маликов (автор)

 

Источник http://www.white-guard.ru/go.php?n=59&id=294