Русская христианская школа в Вифании

 

 

В начале 20 века Вифании закрутилась история одного из самых удивительных и сюрреалистичных мест современного израильского образования. В православной русской школе учатся 350 учениц. Школа не особо подчеркивает этот факт, однако из 350 девочек, лишь 15 являются христианками, остальные - мусульманки. Однако эта подробность лишь добавляет пикантности в ежедневный труд монахинь по воспитанию подрастающего поколения.

 


В 1909 году Русская Духовная Миссия в Иерусалиме приобрела участок земли в деревне Вифании и возвела на ней два здания для нужд паломников. Во время Первой мировой войны турецкие солдаты захватили здания, перевернули там все вверх дном, и выбили двери и оконные рамы. После этого инцидента, в связи с отсутствием финансирования, постройки остались заброшенными.

Это продолжалось вплоть до 1932 года, когда две британки Барбара-Стелла Робинсон и Аликс Спрот решили съездить в Индию с миссионерской миссией. По дороге в страну гигантских обезьян они сделали остановку в Иерусалиме, которая растянулась на долгие годы. В Израиле они приняли православие и были пострижены Архиепископом Анастасием в монахини. Нарекли их символично для Вифании - Мария и Марфа.

Сестры поселились в деревне и, будучи по образованию медсестрами, принялись активно лечить местных арабских детишек. Короткое время спустя они открыли на заброшенной территории Русской Духовной Миссии небольшой стационар, в который принимали больных детей и возвращали их родителям после выздоровления. А уже в 1937 году благодаря стараниям сестер была открыта первая православная школа для девочек. Вскоре было выстроено новое двухэтажное здание, к которому потом был достроен еще этаж.
С того момента в Вифании и закрутилась история одного из самых удивительных и сюрреалистичных мест современного израильского образования. Сегодня в школе до девятого класса учатся 350 девочек, как христианок, так и мусульманок.

Школа не особо подчеркивает этот факт, однако из 350 девочек, лишь 15 являются христианками, остальные - мусульманки. Однако эта подробность лишь добавляет пикантности в ежедневный труд монахинь по воспитанию подрастающего поколения.

Мы звоним в звонок слева от массивных высоких ворот русской православной школы в Вифании. Во дворе нас встречает инокиня Марфа, директор школы, а также ее главный вдохновитель и самозаряжающаяся батарейка. Следующие два (или даже больше?) часа мы гуляли по территории школы и особо чувствительные из нас просто обалдевали от невероятных историй, рассказанных монахиней.

- Посмотрите на меня! Я - черная ворона своей семьи, - смеется Марфа, проводя рукой по своей всей черной, вплоть до носков, одежде. Все ее родственники протестанты, и лишь она одна - приняла православие.



Марфа родилась в Караганде в семье волжских немцев, а в возрасте 11 лет переехала в Германию. Русский язык, забытый после переезда в Германию, выучила заново "потому что было надо для работы". Сегодня она говорит по-русски без акцента, используя идиомы и обороты, которыми редко пользуются даже носители языка.

На территории школы расположена детская площадка с горками и качелями, несколько церквей, учебное здание, а также жилые помещения.
Детская площадка для школы имеет свое, грандиозное значение - когда ее начали строить и ровнять землю, случайно раскопали старую, каменную дорогу, ведущую из Иерусалима. Около дороги тут же был найден огромный камень, который теперь встал во главу угла духовного значения русской школы. Монахини школы уверены, что это именно та дорога, по которой шел Иисус в Иерусалим, а этот камень - именно тот камень, на котором сидели сестры Лазаря Мария и Марфа и, встав с которого, вышли навстречу Христу. После этого история уводит нас из школы в центр деревни Вифании, но это позже.
В общем, обнаружив такое дело, площадь детской площадки пришлось монахиням сильно урезать, а на над камнем была возведена часовня. Кусок дороги также сохранился.
(Ау! Почему никто не сфотографировал это чудесное место?)

Но вот на фото видна часовенка, построенная над камнем.


И сам камень.



Кроме античной дороги и краеугольного камня, на территории школы есть пещера, в которой когда-то давно монахини оборудовали небольшое место для молитвы, а потом и вовсе превратили в церковь. Ничего выдающегося в ней не происходило, просто летом там прохладно, а зимой тепло.



В пещере мы вначале простояли, а потом просидели, некоторые, кажется, даже пролежали больше часа - Марфа взахлеб делилась воспоминаниями из жизни школы, не забывая при этом так несвойственно игуменьям шутить на тему возраста и внешности.




Однако вернемся к нашим баранам, точнее, школьникам. В начале 80-х школа зашла в совершеннейший тупик и встала на пороге закрытия из-за нехватки учениц-христианок, невозможности вести нормальную образовательную работу в сложившейся политической ситуации и т.д. Тогда было принято передать школу в частное управление и зарегистрировать ее как общеобразовательную. С того момента в нее стали принимать мусульманок, что с одной стороны, вдохнуло в заведение вторую жизнь, а с другой - поставило его обитателей-христиан в условия "ежедневного выживания".



По словам Марфы, местные арабы-мусульмане хотя и пытаются пакостить, однако с большой охотой отдают дочерей в христианскую школу, так как уровень образования в ней не в пример выше общепалестинского. Случаев конвертации в ту или иную сторону не происходит, если что, строгие отцы всегда поставят своих мирьям на место, в общем, проблемы от этого только у христианок.
Впрочем, в стенах школы известен случай, когда две подружки-христианки как-то вечером окрестили и приложили ко всем иконам своих двух лучших подружек-мусульманок. По словам нашей игуменьи, весь следующий месяц она провела в молитвах и поклонах, чтобы отцы девочек не узнали о тайном крещении.



Несмотря на некоторое зубоскальство в адрес местных мусульман, к израильским властям Марфа не питает особо теплых чувств. Набор ее претензий вполне стандартен: стена безопасности, КПП и прочая бюрократия. Впрочем, школа подчиняется палестинскому минобразования, так что основная порция нападок достается все же палестинцам, которые то пытаются раз в год лишить школу лицензии, то требуют работать на Рождество, то заставляют увеличивать количество часов изучения Корана. В общем, жизнь бурлит.



Выбравшись из пещеры, я попросила Марфу показать нам учебные классы. В относительно пещеры просторных кабинетах можно было вздохнуть заново, а потом мы и вовсе поднялись на крышу. Классы школы представляют собой прекрасные сюрреалистичные картинки.

Все увешано картами независимой Палестины:



И палестинскими флажками:



Но дети все равно остаются детьми.





В отличае от своих соседей из практически прилегающих к школе арабских домов, из окон которых так удобно стрелять по окнам школы.



По словам Марфы, помимо мелких бытовых разборок с родителями, а также палестинским минобразования, в особенности в годы интифады школа оказывалась меж двух огней внутренних палестинских разборок. Периодически школу посещали представители ХАМАСа с недвусмысленными угрозами в адрес детей.
Однако Марфа и другие настоятельницы школы не теряют оптимизма и верят в светлое будущее. В крайнем случае, в силу поклонов.
- Может, кто-то думает, что они помогают больше, чем просто вера, - опять шутит Марфа. Удивительное у человека чувство юмора и незамутненность сознания - такое встречается крайне редко. Мне здесь встретилось еще лишь однажды, у инока Авраама в Свято-Троицком монастыре Хеврона.

Внутренний двор школы.

 большое спасибо за прекрасный материал  http://seagull-gull.livejournal.com/383460.html