Православные новости

Соборный откат


Морской Никольский собор в Кронштадте

Чиновника Минобороны подозревают в вымогательстве 1,7 млн руб. у компании, участвующей в реставрации Никольского морского собора в Кронштадте

В Санкт-Петербурге возбуждено уголовное дело в отношении начальника 199-го отдела финансирования капитального строительства Минобороны России Сергея Бусова. Чиновник подозревается в вымогательстве крупной суммы денег у ОАО "Оборонэнерго". Как выяснил "Ъ", компания участвует в реставрации Свято-Никольского морского собора в Кронштадте, а за перевод ей денег за выполненный объем работ военный чиновник запросил взятку в размере 1,7 млн руб.
Подробнее ...

Самария

Самария обязана своим наименованием метрополии; город заимствовал это имя от холма «Емморова» (Аморрей), на котором Омри, один из царей Израильских, построил его за девять веков до Р. X. Сам же холм получил название от Еммора, в честь одного из сыновей Ханаана (Быт., X, 18. 3). Такое отдаленное происхождение названия есть лучший пример живучести имен и преданий на Востоке, где человек, имевший так много надежд, живет одними только воспоминаниями.


После свержения и изгнания Архелая Ирода, Самария составляла часть Иудейской провинции и управлялась римскими наместниками. Эта живописная страна, испещренная долинами и горами, лежит между Иудеей и Галилеей; она тянется от равнины Саронской к Иордану и граничит к северу с Изреельской равниной, а к югу с Любаном. Иосиф (Древн., VIII.) восхваляет ее плодородие, пастбища, молочные продукты, изобилие плодов и источников.

Даже и теперь, когда вся Палестина носит следы опустошения, Самария сохранила вид менее мрачный, который является резкой противоположностью Иудее, суровой и жесткой, как ее каменистая почва. Очертания гор Самаринских — мягки, холмы имеют приятную округлость, долины отличаются простором, воды ее спокойны. Оливковые деревья, жалкий вид которых только увеличивает печальный облик Иудеи, совершенно преобразовываются в Самарии; ствол выпрямляется, ветви раскидываются шире, листья принимают более светлую, серебристую окраску.

Самаряне были постоянным предметом ненависти всех жителей Палестины, как галилеян, так и иудеев. Эта ненависть продолжалась много веков, и время, вместо того чтобы смягчить ее, только обостряло. Первой причиной этой ненависти послужило отделение десяти племен, поколебавшее единство царства Давида. Затем последовало падение царства Израиля. Опустошенная выселением, Самария не могла противиться вторжению иноземных переселенцев, явившихся из провинций: Вавилона, Куты, Авы, Гамата, Сепарваима, по приказанию Салманасара. Кровь Ефрема смешалась с кровью язычников; хотя религия Моисея осталась главенствующей у самарян, тем не менее израильтяне отказывались признавать их за братьев; они прибавили к прежней ненависти еще и презрение, называя их «Кутеянами», по имени одного из языческих племен, с которым самаряне слились. Когда иудейские переселенцы под предводительством Зоровавеля прибыли из Вавилона, и, руководимые внушениями Ездры и Неемии, задумали восстановить Иерусалим и его Храм, они с негодованием оттолкнули содействие самарян. Это было жестокое оскорбление. Прошло два столетия, а самаряне все еще не могли забыть такой обиды. Манассия воспользовался этой распрей и с разрешения Александра построил на Гаризине храм, который мог соперничать с Иерусалимским (Древн., XI.). Такое посягательство на святыню удвоило вражду истинных евреев против еретиков и отступников. Гаризинский храм был разрушен Асмонеем, Иоанном Гирканом, в 129 году до Р. X. Развалины существуют и теперь, а гора, лишенная своей святыни, остается все-таки предметом поклонения побежденных самарян. Малочисленные отпрыски этой еврейской секты, оставшиеся еще в живых, называют ее и теперь святой, благословенной. И как иудеи, в час молитвы, обращают взоры на Сион, точно так же взирают самаряне на Гаризин.

В эпоху Иисуса, отношения между евреями и самарянами нисколько не утратили прежней враждебности. Она становилась даже глубже в этой настойчивой расе. Проходить Самарию по пути в Иерусалим было не безопасно; многие галилеяне, чтобы миновать ее, направлялись в Иорданскую долину чрез Саронскую равнину. Самаряне мстили насилием за презрение; они отказывали даже в приюте.

Остракизм, которому самаряне были подвергнуты в течение нескольких веков, сделал их чуждыми религиозному развитию израильтян. Самаряне довольствовались Пятикнижием и, быть может, книгами древних пророков; учение же фарисеев не имело доступа к ним. Единственной точкой соприкосновения между самарянами и евреями было в это время ожидание Мессии, великого пророка, предвозвещенного Моисеем (Второз., XVIII, 15) .

Однако надежда эта имела характер исключительно религиозный; она была свободна от всякого политического честолюбия или земных мечтаний. Великий пророк самарян не был властителем вселенной, как у евреев, а только посланник, подобный Моисею, законодатель, реформатор, роль которого предполагалась исключительно нравственная и духовная.

Самаряне и не думали пренебрегать преданиями и учением мудрецов, они просто не знали их. Зато ничто не в силах изобразить презрения, которое питали ученые и суровые представители истинной веры к этому населению: они избегали даже упоминать о нем; худшим оскорблением в устах тгнх представителен закона служил не эпитет язычника или мытаря, а название «самарянин».



Вся древняя земля Ханаанская полна воспоминаниями. Наиболее священные сосредоточены вокруг древнего Сихема. Город этот получил свое название от имени одного из предводителей племени евеян и был построен между Гевалом и Гаризином; это место пересечения двух дорог, одна из которых идет к «великому морю» (так называют еврейские писатели Средиземное море), Иордану и землям, лежащим по ту сторону, другая соединяет с Месопотамией, Халдейской равниной, Египтом и Запалом. Невдалеке находилась Мамврийская дубрава, где расположился лагерем Авраам, и Бог сказал ему: «потомству твоему отдам Я землю сто». В память этого видения Отец верующих поставил там жертвенник Господу (Быт., XII. 7).

Иаков, возвращаясь из Месопотамии, где он прослужил два раза по семи лет у дяди своего Лавана, раскинул здесь свои шатры и воздвигнул жертвенник Всемогущему Богу Израиля. Патриарх купил часть поля (Быт., XXXIII. 19) близ Мамврийской дубравы и вырыл там глубокий колодезь для своих стад. Умирая в Египте, Иосиф пожелал быть похороненным на этом месте. Покидая землю фараонов, Моисей вспомнил последнюю волю великого человека и взял с собой кости Иосифа, которые перенес на границу земли Ханаанской (Исход, XIII. 19.); Иисус Навнн похоронил их на поле, купленном Иаковом у сыновей Еммора, евеянина (Иисус Навин. XXIV, .12). Там же, на склонах Гевала и Гаризина, Иисус Навин расположил двенадцать племен и заставил произнести благословения и проклятия, которые мы читаем во Второзаконии (Второз.. XXVII—XXX.).

Разросшийся Сихем сделался столицей царства Израильского, но его величие скоро померкло.

Во времена Иисуса Самария имела новую столицу, построенную Иродом к западу от старой, на холме, выделяющемся среди Саронской равнины; город получил название Севастии в честь Августа, его могущественного властелина. Но, благодаря воспоминаниям, Сихем все-таки пользовался большим уважением. Его счастливое положение близ двух дорог, служащих главными путями сообщения между востоком и западом, севером и югом, создало ему огромное торговое значение; евреи называли его презрительным именем Сихар (Названне Сихар, или Сикар, даваемое евреями городу Сихему, было оскорбительным эпитетом. Оно происходит от seger — ложь, или sicor — пьяница. В псрвом случае евреи намекали на богослужение самарян, в которое вошло много языческих обрядов; во втором — указывают на порок, присущий всем жителям горы Ефрема. История несколько раз упоминает о пьяных ефремлянах (Исаия. XXVIII, 1—3).


 

Анри Дидон. Иисус Христос. Издательство АСТ, Фолио. 2000. С.245—248.


Самария (древнеевр. Шомрон; современное поселение Себастия, в 11 км к северо-западу от города Наблус, Иордания), древний город в Палестине. Основан около 880 до н. э. царём Израильского царства Омри, позднее — столица этого царства. В 729 Самария стала данницей Ассирии; в 722—721 была разрушена ассирийцами, выселившими большей частью населения и позднее заселившими Самарию переселенцами из различных областей ассирийской державы. Смешавшиеся с остатками местного населения переселенцы образовали впоследствии ядро самаритян. В период персидского владычества (6—4 вв. до н. э.) Самария — административный центр персидской провинции в Палестине. В 332 Самария была завоёвана Александром Македонским, заселена македонянами и сирийцами и стала развиваться как эллинистический город. Около 107 разрушена хасмонейским правителем и первосвященником Гирканом I. В 63 включена в римскую провинцию Сирия. В 30—20-е гг. до н. э. царь Иудеи Ирод I, получив Самарию от Августа, отстроил город в эллинистическом духе (построил храмы, в том числе знаменитый храм в честь Августа, театр, стадион и т. д.) и назвал его Себастой. В 1 в. н. э. Самария — один из центров активной раннехристианской пропаганды. После Иудейской войны 66—73 Самария была заселена римскими ветеранами. Во 2—3 вв. переживала наибольший расцвет. В период господства Византии потеряла былое значение, а с 7 в. стала обычным поселением.
В 1963—64 в пещере, находящейся в 14 км к северу от Иерихона, были обнаружены около 200 скелетов, различные памятники материальной культуры из Самарии, папирусы на арамейском языке, датируемые временем между 375 и 335 до н. э. По содержанию это документы о купле-продаже, об освобождении рабов, контракты на продажу земельных участков и др.; принадлежали, по предположению семитолога Ф. Кросса, состоятельным жителям Самарии, бежавшим из Самарии после её завоевания Александром Македонским. Папирусы из Самарии — ценный источник для изучения социальной истории Палестины 4 в. до н. э.
И. Д. Амусин.