«Сергиевское подворье – историческое и правовое обозрение»

Знак ППО на башне Сергиевского подворья

 В 1859 году Императором Александром II был утвержден Палестинский Комитет под председательством Вел. Кн. Константина Николаевича. Задачей его было устройство богоугодных и странноприимных заведений в Святой Земле.


Свою работу Палестинский Комитет вел на деньги, получаемые от частных лиц; из Государственного Казначейства ни одной копейки на это дело ассигновано не было. По данным на 15 сентября 1863 года за время своего существования Комитетом было собрано частных пожертвований на сумму 1.003.259 р. 34 к.
На собранные путем пожертвований деньги Комитетом были приобретены участки земли в разных местах Палестины и записаны за Российским Правительством в силу необходимости, так как турецкий закон не признавал институт юридических лиц.
В 1864 г. на смену Палестинскому Комитету была учреждена Палестинская Комиссия. В 1889 году Палестинская Комиссия была закрыта, все принадлежащие ей земли и постройки на них были переданы Палестинскому Обществу.   В письме к В.Н. Хитрово от 26 марта 1886 г. представитель Общества Д.Д. Смышляев писал из Иерусалима:

 

«...Если я в записке, Вам посланной, настаивал на получении от Палестинской комиссии права на постройки на выбранном мною места в ограде Мейданской площади1, то теперь заявляю решительно и окончательно мое мнение, что если Общество желает что-либо строить в Иерусалиме, то оно должно приобрести для этого покупкою место... Вздумает Общество меня послушать – место есть, в соседстве с русскими постройками – целый квартал...». Из Петербурга 12 апреля прибыла телеграмма: «Соглашаемся с предложением. Семь тысяч посылаем ...».

 Так как за место покупки «боролось» несколько покупателей, в конечном итоге пришлось заплатить намного больше. Четырнадцатого мая 1886г. участок был приобретен за 28.1002 франков на имя Помощника Председателя ППО генерала М.П. Степанова3. Иерусалимский банкир Валеро выдал заем к недостающей сумме из присланных семи тысяч. Торжественная закладка будущего подворья состоялась 29 октября.
      «...земля, где Палестинское Общество строит свое подворье, куплена на имя частного лица...» (Письмо посла в Константинополе А.И. Нелидова консулу в Иерусалиме Д.Н. Бухарову, Константинополь 19 апреля 1888 г. об освобождении строящегося подворья от уплаты налогов)
 На протяжении трех лет своего пребывания в Иерусалиме Уполномоченный4 Общества в Святом Граде Д.Д. Смышляев несколько раз приезжал с докладами и отчетами по строительству на заседания ППО в Петербург.
      «Судя по присланным Вами фотографиям, наше Иерусалимское подворье быстро подвигается вперед»
      (Из письма секретаря ППО М.П. Степанова уполномоченному Общества в Иерусалиме Д.Д. Смышляеву, СПБ 18 июня 1887 г.)

Несмотря на то, что оставалось множество незаконченных внутренних работ, в день рождения Вел. Кн. Сергия Александровича 3 мая 1889 года на угловой башне подворья был поднят т.н. «русский сергиевский флаг»5. Он послужил причиной того, что жители города с любовью в сердце стали называть Великого Князя "царем Иерусалима", а иностранные представительства с долей уклона в зависть "президентом Палестины".  В честь Вел. Кн. Сергия Александровича подворью было дано название Сергиевское.

      Так как, в соответствии с указанными законами Оттоманской империи, приобретаемая для религиозных или общественных нужд собственность в Святой Земле не могла быть зарегистрирована на имя учреждений, то она оформлялась как собственность частных лиц. Таким образом, большая часть недвижимости Общества была зарегистрирована на имя его Председателя – Вел. Кн. Сергия Александровича.

Из Отношения Совета Императорского Православного Общества в Азиатский Департамент Министерства Иностранных Дел, СПБ 23 ноября 1892 г.: «...испрошение Султанского фирмана о передаче всех этих участков в собственность Императорского Правительства может встретить затруднение со стороны Турецкого Правительства, ибо такая передача равнялась бы признанию экстерриториальности означенных участков... и поэтому представлялось бы более осторожным добиться перевода этих участков, как частное владение, на имя Государя Великого Князя Сергия Александровича, изъявившего свое согласие на перевод этих участков на имя Его Императорского Высочества...
Помощник Председателя: М. Степанов»

11июня 1893  года в своем имении Ильинском, Звенигородского уезда В.К. Сергий Александрович собственноручно подписал и нотариально заверил доверенность генконсулу в Иерусалиме В.В. Арсеньеву на право покупки недвижимостей на его имя. От имени Азиатского отдела департамента МИД подпись нотариуса подтвердили Лисовский и А.А. Нератов, и заверили в Оттоманском Генконсульстве в СПБ.
    В Письме Помощника Председателя ИППО М.П. Степанова послу в Константинополе И.А. Зиновьеву, СПБ 21 апреля 1898 г. сказано, что: «... в течение 16-летнего своего существования Общество вынуждено было приобрести несколько таких участков на имя своих служащих, ввиду невозможности приобрести их на собственное имя... в 1892 г., по ходатайству Общества, Его Императорскому Высочеству Великому Князю Сергию Александровичу благоугодно было изъявить согласие на перевод всех этих имений на Его имя, на общих правах по законам Оттоманской империи для землевладения иностранных частных лиц...»
Первая мировая война нарушила планы Общества о переводе Сергиевского подворья на законного и действительного владельца – ИППО. Управляющий Подворьями и Инспектор Палестинских Учебных Заведений П.И. Ряжский в своем докладе от 9 июня 1915 г. писал Вице-Председателю ИППО князю А.А. Ширинскому-Шихматову:
      «... предоставить Вашему Сиятельству составленный после изучения архивных данных Канцелярии И.П.П. Общества мой доклад о составе недвижимых имуществ Общества.
      ...Сергиевское подворье в Иерусалиме в квартале Баб-эль-Халиль, с усадьбою мерою в 4252 кв.м.
      ...Эти восемь участков за № 11-18 по документам записаны как собственность в Бозе почившего Августейшего Председателя Общества Великого Князя Сергия Александровича.
      ...В случае благоприятного исхода войны необходимо потребовать от центрального Правительства Турции, чтобы оно дало распоряжение местным властям переписать эти имущества на имя Палестинского Общества или русского правительства, во 1-х, на основании формального заявления русского посольства о том, что эти земли приобретались на средства И.П.П. Общества его в Бозе почившим Августейшим Председателем и записаны на его имя только вследствие известных самому турецкому Правительству дефектов в его законодательстве...».

4 апреля 1917 года ИППО возглавил Член Государственного Совета, Гофмейстер Императорского Двора, бывший Обер-прокурор Св. Синода князь Алексей Александрович Ширинский-Шихматов. Разразившаяся кровавая революция нанесла  тяжкий удар и по Обществу. 1 сентября 1918 г. кн. А.А. Ширинский-Шихматов, находясь под особенной угрозой за активное участие в организации по спасению Царской Семьи, вместе с семьей выехал из Москвы по направлению Варшава-Прага-Мюнхен и Берлин. В немецкой столице он вместе с оказавшимися за границей Членами Совета и Общества возобновляет деятельность ППО. В 1924 г. князь переезжает в Париж, где до 1970 года находился Совет Общества.

   До высылки турецким военным командованием служащих ППО со Святой земли с началом Первой мировой войны в Управлении  подворьями служил помощником Управляющего и заведующим хозяйством Н.Р. Селезнев. В феврале 1919 года он прибывает в Екатеринодар. Пребывающий в это время там Член Совета Общества А.А. Нератов выхлопотал для него из Полевого Казначейства 20.000 "керенскими" и, снадбив   полномочиями от Верховного Правителя адмирала А.В. Колчака, направил Управляющим подворьями в Иерусалим. Прибыв в Святой град в разгар лета 1919 г., утром следующего дня, он вместе со старшим драгоманом российского консульства Я.Н. Фарраджем направляется к покровительствующему русским в Святой Земле испанскому консулу и иерусалимскому губернатору.  Консул попросил подтверждение полномочий со стороны Российского посланника в Египте А.А. Смирнова, а губернатор пожелал уведомление о приступлении к исполнению должности со стороны консула. Подтверждение полномочий прибыло от посла в Каире 15 августа.

Н.Р. Селезнев вместе с временно исполнявшим обязанности Управляющего на период Первой мировой войны К.Н. Петропуло  описал оставшееся имущество Александровского подворья и перевез в кладовые Сергиевского подворья.

26 ноября 1919 г. он посылает первый рапорт в Париж Председателю ППО князю А. А. Ширинскому-Шихматову: "... На Сергиевском подворье имеем в своем распоряжении контору и три кладовых... Все наши кладовые очищены турками, все запасы разграблены, вся мебель из номеров и паломнических помещений увезена, испорчена, приведена в негодность. Сергиевское подворье занято военной полицией..."

27 ноября 1924 года представлявший до сих пор русские интересы   испанский консул получил письмо от Британского Верховного Комиссара, в котором его благодарили за труды по защите интересов русских учреждений. Одновременно в письме было указано, что отныне покровительство последним принимает на себя Палестинское Правительство. В январе 1925 года мандатные власти назначают Администратором Русских Имуществ молодого капитана Г.А. Каста (G.A. Cust). Капитан Каст уведомляет представителей ППО, что мы "признаем фактическое существование Общества со всеми его имуществами и считаем необходимым поддержать строй, внутренний распорядок и деятельность его, основанные на Уставе. Администратор будет промежуточным звеном между советом Общества, находящемся в Берлине, и Управлением Подворьями, имеющим постоянное пребывание в Иерусалиме".

       В начале двадцатых годов Н. Р. Селезнев от имени Совета Общества и его Председателя кн. А.А. Ширинского-Шихматова подал заявление в Иерусалимский Земельный Суд о переводе Сергиевского подворья и других владений на имя ППО. Суд вынес постановление: вызвать через публикацию в газетах наследников Вел. Кн. Сергия Александровича, на имя которого были записаны эти владения Общества. Никто из наследников Великого Князя Сергия Александровича не отозвался.

ППО и его недвижимости находились под постоянным, даже придирчивым контролем английского Администратора, назначаемого  Верховным Комиссаром  из числа высших чиновников  британских мандатных властей в Иерусалиме. Первый арендный договор они заключили с Управляющим подворьями ППО именно на Сергиевское подворье. За использование помещений Сергиевского подворья Английское Военное Ведомство в 1922 году уплатило ППО 886 ф. 59 п.6  
Английская Правительственная Администрация и Жилищная Комиссия заключили с Управлением Подворьями Общества в Иерусалиме9 в 1927 г. контракт об аренде большинства помещений Сергиевского подворья. Начиная с 1929 г. на протяжении двух десятков лет  всеми владениями Общества управлял Член Совета ППО, бывший Императорский вице-консул В.К. Антипов, канцелярия которого, как и большинства сотрудников, находилась на Сергиевском подворье.  Английское правительство не покушалось на имущество ППО, но арендовало7 многие здания и помещения, за что исправно платило Обществу полагающуяся аренду.

За 1947 год английские власти выплатили Обществу арендную плату за Сергиевское подворье в размере 1500.000 палестинских фунтов. Несмотря на ситуацию уже военного положения, ППО поручает инженеру Г. Варельдзису исследовать и установить ущербы на Сергиевском подворье, которые английское правительство должно будет возместить.
  Общество не только владело Сергиевским подворьем и управляло им, оно исправно платило требуемые налоги и производило необходимые ремонты на подворье вплоть до создания государства Израиль в 1948 году.

    Накануне независимости Израиля война между евреями и арабами порождает формы анархии и начинает сильно ощущаться «безвластие» британских мандатных властей. Для охраны владетельных прав Управляющий подворьями В. К. Антипов переселяется на Александровское подворье. Опека и охрана Сергиевского подворья поручается члену Совета, исполняющему обязанности Секретаря Управления подворьями Общества В. А. Самарскому.

Администратор над Русскими Имуществами, британский окружной Комиссар Дж. Поллок (J. H. H. Pollock) сообщил в феврале 1948 года проживавшей в Греции Почетной Председательнице Общества   Великой Княгине Елене Владимировне, что вопрос о будущем ППО очень внимательно изучается, и разрабатывается документ Закона о имуществах Общества.  Этому предшествовало подтверждение Членов Дома Романовых о том, что Сергиевское подворье принадлежит ППО, и они на него не претендуют.

В.А. Самарский, из находящегося в осаде Сергиевского подворья, сообщает В.К. Антипову: «...Имею честь доложить, что сего числа в 10 часов утра ... явился Бабич в комнаты... предъявил мне какую то бумагу на еврейском языке и сказал при этом, что он получил ордер на право занятия означенных комнат, а если кому то не нравится то тот может жаловаться кому хочет и где хочет. По моему настоянию и с Бабичем пошел в Управление полиции-Хаганы и там мне подтвердили что это законный ордер и что Бабич имеет право за помещения как это указывает Квартирная Комиссия и что в случае оказывания сопротивления я и прочие лица будем арестованы....».7

У Сергиевского подворья занимает позиции Еврейский вооруженный отряд. По этому поводу В.К. Антипов направляет 17 марта 1948 года запрос  Окружному Комиссару. Ответил ему заместитель Комиссара Л.Д.А. Барон, что "отряд муниципальной полиции размещен у здания и несет охрану совместно с Британской полицией".

      Последующие рапорты и сообщения о развитии событий В. А. Самарский передавал В.К. Антипову через проживавших на Сергиевском и Вениаминовском подворьях женщин, пробирающихся почти ежедневно под обстрелами и взрывами гранат ко Гробу Господню и за продуктами на базар в Старом Городе: «...Зинаида Елисеева во главе с 12 насельницами подворий явилась в Сергиевское Подворье и передала Ваше письмо... о выдаче таковым паспорта.
      Так как их несмотря на мою интервенцию не хотела стража пускать то З. Елисеева и другие обратились... к находящемуся в числе охраны Бабичу, который и разрешил их пустить в Контору... солдаты все время смотрели что не выносят ли старухи чего либо. Держал себя Бабич в высшей степени нахально и со старухами вел разговоры о скором приезде сюда Советских»8.

 Совет Общества принимает решение об эвакуации новейшего архива. "...пребывающие там (на подворье - Н.В.) люди не позволяют нам перевезти наши деловые папки находящиеся все еще в нашем офисе. Не могли бы Вы каким-либо образом помочь нам в этом деле", - пишет В.К. Антипов 16 апреля 1948 г. Секретарю Администратора над Русскими Имуществами Марруму.

      «... Получены сведения (проверить невозможно) что погибли во время безпорядков следующия лица: Варвара Шишкина, Ольга Бондарева, Ольга Фусс... Мы с женою буквально сошли уже с ума от всего здесь происходящего... Главным образом тяжело давление коммунистов, которые никого ни к нам не пускают, ни нас не выпускают отсюда, что здесь происходит то уж на что и видал виды, но и то ужасаюсь. Боюсь писать так как слежка со стороны советских прямо идеальная...»9

   Военный отряд Хаганы поселяется и хозяйничает на подворье и, по всей вероятности, усердно пытается исполнять инструкции и волю "хозяев", сидящих в Москве. Еврейский Национальный Совет, который составит первое временное правительство Израиля, идет на любые уступки, даже если таковые  полностью и вопиюще противоречат закону и здравому смыслу. И вся загадка кроется только в одном пункте: СССР, не в пример беспринципным и зигзагообразным маневрам США, проголосовал 27 ноября 1947 г. на Генеральной Ассамблее ООН за создание государства Израиль, он и диктует сейчас свои условия.                

В своем рапорте от 12 апреля 1948 г. В. А. Самарский сообщает:  «... Доношу, что общая ситуация на Сергиевском Подворье делается все невыносимее и опаснее:
1). Мое пребывание, как уже мне заявлено, на Сергиевском Подворье мешает мерам охраны такового, почему мне предложено временно переселиться. После долгих переговоров мне разрешается, в случае я буду проживать на Вениаминовском Подворье т.е. в Еврейской части города, посещение ежедневно Конторы до 2 часов дня..., если же я буду проживать в Арабской части города или в Елисаветинском Подворье то безусловно доступ в Контору будет мне закрыт, так как они желают полную изоляцию Сергиевского П. и Еврейской зоны во избежание могущаго быть шпионажа...
2). Охрану имущества Конторы и других помещений Общества они берут на свою ответственность (но это разговоры, а фактически все попытаются растащить). Организация которая в настоящее время ведет переговоры и хозяйничает на Сергиевском Подворье повидимому коммунистическая и ко мне относится крайне враждебно и нетерпимо, хотя очень много русских евреев и среди них недавно прибывшие из Советской России... Повидимому они имеют связь с Советами и в их интересах все сохранить в целости в случае передачи. Это я усматриваю в том, что они интересуются всем имуществом и передали мне, чтобы я ничего не смел, под угрозой, выносить или передавать что либо из Конторы (это было мне сказано уже 2 раза и последний раз мне удалось передать М. Силиной только 5 папок...)»10

17 апреля 1948 г. Окружной Комиссар Дж. Поллок присылает В.К. Антипову копию проекта Указа об Администрации Имуществ. Три дня спустя Василий Константинович сообщает ему от имени Общества, что указанный проект по всем пунктам отвечает требованиям ППО.     

В рапорте В. А. Самарского от 26 апреля сказано, что: «... в субботу в 3 часа дня начался обстрел Сергиевского Подворья со стороны арабов, обстрел продолжался около 1 часа, затем обстрел повторялся несколько раз в течение вечера и ночи.
      В воскресенье 12/ 25 Апреля в 8 часов утра после продолжительного обстрела когда я и моя жена были контужены и ранены осколками стекол нам было предложено защитой здания Сергиевского подворья немедленно покинуть таковое... много повреждений на стенах здания, разбиты окна и двери и вообще погром, но внутри все помещения закрыты, печати все целы...»11

Несмотря на строжайшие меры и проверки, русские, в основном, престарелые женщины, которым Общество годами выдавало пособие для проживания, умудрялись вынести некоторые оригиналы царских портретов; знаменитый "сергиевский флаг" Общества и несметное количество деловых папок новейшего времени. В.К. Антипов переправит данное имущество на сохранение в Иерихон. Ежедневные взрывы и обстрел подворья сотрясают здание: «... Портреты благодаря тому что я их поснимал и положил под стол целы.
      Образ Казанской Божией Матери упал, но, к счастью, почти не поврежден, так как повис на проволоке и веревочке от лампады.
      В виду угрозы и дальнейшего производства повреждений Образ Казанской Божией Матери взят мною на сохранение на Вениаминовское Подворье заодно с 2 малыми образками Спасителя и Божией Матери из кабинета Управляющего, которые также сорвались со стены...»12

 

Общая трапеза во дворе Сергиевского подворья

     Британские высшие органы власти, до того как в спешном порядке покинули Палестину, успели выработать и опубликовать Указ об управлении имуществом ППО и учреждении Бюро Администраторов ( Order in Council ). Таким образом, после десятилетних волокит и затягиваний, они официально признали и подтвердили право собственности ППО на Сергиевское подворье. Текст Указа был обнародован 28 апреля 1948 года в „ Official Gazette",  и закон вступил в силу:

      «....на основании Палестинского закона, принятого в Совете 1948 года, Верховный Комиссар приказал, и настоящим приказано нижеследующее:
      1). Настоящий указ может быть именован в ссылках как Указ об управлении имуществом Православного Палестинского Общества 1948 года.
      2). Перечисленные в приложенном при сем списке лица будут организованы, считая с даты настоящего Указа в объединенное учреждение с постоянною преемственностью, имеющее свою собственную печать и будет именоваться: «Дирекция Администраторов имуществ Православного Палестинского Общества» ( Board of Administrators ) ... и оно будет
а). управлять всеми имуществами, принадлежащими Православному Палестинскому Обществу... или находящимися в его владении или состоящими у него, как доверенное имущество, на чье бы имя таковыя имущества ни были записаны;
б). получать все арендные платы и доходы...
в). ...выполнять всякое действие, решение или дело в отношении таковых имуществ, что будет считаться необходимым или удобным на протяжении управления...

      Список (к п.2)
      1). Василий Антипов
      2). Сергей Староскольский
      3). Ассаф Уахбе.

      По приказу Его Превосходительства
      H.L.G. Gurney
      Главный Секретарь
      28 апреля 1948»

      Благодаря данному приказу началось становление будущего израильских разведчиков.  Так как англичане неожиданно для всех решили немедленно и односторонне вывести свои войска из Палестины, срочно закрывались многие учреждения. В царящем хаосе и неразберихе последние номера Правительственной Британской газеты печатались в частной типографии "Эзриель". Израильский писатель и бывший разведчик Игаль Кимхи в вышедшей в 1987 году книге "По ту сторону линий" пишет, что как только ему стало известно о принятом английскими властями Указе об Администрации над Русскими Имуществами, он моментально обратился к назначенному  Еврейским Агентством уполномоченному над этим имуществом И. Рабиновичу с предложением уничтожить выпуск данной газеты в надежде, что таким образом Закон не будет обнародован и соответственно канет в лету.

Согласно описаниям Игаля Кимхи, завербованный сотрудник типографии перед уходом с работы оставил открытыми двери типографии. Ночью Кимхи и его соратники вошли в типографию и погрузили на мотоцикл с коляской уже отпечатанных 700 экземпляров Британской Правительственной  газеты. В находящейся рядом штаб-квартире свежеиспеченной израильской разведки, ее агенты- первенцы, в течение нескольких часов не только замазывали заголовок на первой странице, но и уничтожали газетный листок с официальным сообщением о Законе. Утром, по словам Кимхи, "обработанные" 700 номеров газеты были возвращены на свое место в типографии.

"... Рабинович рассказал, что он занимается вопросом русского имущества в Палестине... и "делает все возможное для передачи его Советскому Союзу"... он уничтожил при помощи отряда Пальмаха и при содействии рабочих и хозяина типографии все напечатанные экземпляры закона. Но около 30 экземпляров его было оставлено и находится в еврейском агентстве...", - читаем в записи беседы посланника СССР в Израиле П. И. Ершова с уполномоченным И. Рабиновичем. 
      Предположительно,  руководство и координацию «цензурной атаки» курировали представители агентуры СССР.    

Начальник РДМ Архимандрит Антоний пишет В. К. Антипову, 30 апреля 1948 г. после обеда, а именно в три часа и 15 минут,  что он все утро пытался дозвониться к юристу Гольдбергу с просьбой переговорить с владельцем типографии и выяснить "загадочные слухи". Дозвониться он смог только в половине третьего и Гольдберг подтвердил, что вчера после обеда, когда уже напечатанный закон был отправлен для переплета в типографию, его захватили и похитили вооруженные люди, но один экземпляр был все же доставлен государственному прокурору. Попытки архимандрита Антония получить ответ от прокурора или типографии не дали никаких успехов. Тогда он связался с адъютантом Верховного Комиссара майором Чичерстоном, который ответил, что ему ничего об этом не известно, но он постарается выяснить. Через короткое время майор Чичерстон перезвонил Начальнику РДМ и сообщил, что информация о похищении правительственной газеты с напечатанным Законом соответствует действительности, но нет оснований беспокоиться о том, что Закон не примет силы. Немного позже, адъютант Верховного Комиссара сообщил, что звонил заведующему политическим отделом Фокс-Стренгуэйсу, от которого получил следующее разъяснение: "этот инцидент не отменяет закона и что следует обратиться к Британскому представителю"

Гостиная.

В мае 1948 года ниоткуда взявшийся и неизвестно кем уполномоченный Славянский комитет в Палестине "попросил" представителей консульств Чехословакии, Польши и Югославии в Иерусалиме "взять под защиту собственность ППО". МИД СССР "согласился", чтобы генеральный консул Чехословакии Я. Новак взял на себя "бремя временной опеки". На отправленную в Прагу депешу чешский дипломат получает подтверждающий ответ "о защите движимой и недвижимой собственности, архивов и документов, принадлежащих Российскому православному обществу, правление которого находится в СССР"***13. Загадочный "Славянский Комитет" берет на себя временную "опеку над имуществами" не существующего  ни де факто, ни де юре "Российского православного общества в СССР".

  В. К. Антипов получает рапорт от  В. А. Самарского: «... рад что Вы не пострадали и благополучно более или менее перебрались на Раскопки, а мы прошли хуже. 2 пули осыпали осколками и поранили, к счастью поверхностно жену, а меня осколком камня ударило по голове... (...с питанием очень плохо, правда насельницы даже по два раза в день ходят на Базар в Старый Город, но нам это не попадает, так как продают за большие деньги евреям, а с нас таких денег им совестно драть, еще не у всех совесть заглохла). Всю ответственность по Подворьям взвалили на меня, а для выполнения всех безконечных их распоряжений, со смыслом или без такового, поставлен Г. Контролер надо мной – Бабич... но кто он видит Бог не знаю и кто его уполномочил неизвестно, а человек дрянцо большое...»14

 Военное положение и неопределенность порождают ощутимую нехватку продуктов и отдел продовольствия при Еврейском Сохнуте снабжает русских насельниц подворий, включая и.о. Секретаря Управления В.А.Самарского, хлебом и выдает карточки на общее продовольствие.

 «... надеюсь все таки что увидимся, так как этот хаос не может продолжаться безконечно и настанут времена спокойные, однако безпокоит только – это приезд «хозяев» хотелось бы быть как можно подальше в какой нибудь стране за десятки тысяч километров...»15    -, пишет В.К. Антипову из осажденного подворья В. А. Самарский.

Члены Борда Администраторов, Совет и Управляющий подворьями вынуждены покинуть новосозданное государство Израиль или явились "персонами нон грата". 18 июля 1948 года В.К. Антипов направляет письмо британскому генеральному консулу в Иерусалиме Sir Hughe Dow:

"...как нам стало известно, впоследствии все экземпляры Палестинской Газеты в которых был опубликован текст Указа были украдены, за исключением одного экземпляра, поступившего в контору Главного Секретариата и, насколько нам известно, находится в вашем распоряжении...".

Полномочным указом Британского Государственного Секретаря Колоний в этом же 1948 году Закон о Дирекции Администраторов над Русскими имуществами в Палестине повторно публикуется в Англии.

 В последний день, когда Иордания еще принимала беженцев, архимандрит Антоний прибыл в Амман. Здесь его и 11 сопровождающих лиц англичане разместили в британской школе. 29 июля 1948 г. он сообщил В.К. Антипову, что пытается получить визы в Египет для своей группы, в которую включил и самого Василия Константиновича с супругой Верой Васильевной. Здесь 7 августа 1948 г. он составляет доклад о сложившейся ситуации Первоиерарху РПЦЗ, митрополиту Анастасию, просит о заступничестве у проживавшей в египетской Александрии Великой Княгини Милицы Николаевны. Не было цензора, знающего русский язык, и всю корреспонденцию пришлось вести  на английском:                                                                                       

"После моего освобождения я узнал, что г-н Антипов переехал в Иерихон и что новый Британский консул поселился в большом здании у Дамасских ворот... Теперь это место находится в центре передовой линии арабской зоны куда невозможно добраться во время военных действий и с трудом во время перемирия... Я направился в Иерихон, чтоб встретиться с г-ном Антиповым... Г-н Антипов уверен, что консул не в состоянии дать нам конкретный ответ до тех пор, пока общая ситуация в Палестине не прояснится... Г-н и г-жа Кругловы***16 переехали из Иерусалима через Амман в Каир...Г-н и г-жа Староскольские***17 (он работал в ППО и жил в Русском доме на Раскопках) недавно переехали в Бейрут... После отъезда двух вышеупомянутых семей были осуществлены три попытки захватить наши Раскопки о. Вениамином и некоторыми просоветски настроенными русскими. Антипову пока еще удалось это предотвратить. В Аммане есть несколько русских из Иерусалима, а также г-н Харлампий Хури***18 с семьей. Они покинули Катамон вместе со всеми жителями до его захвата евреями...."***19 

Митрополит Анастасий отвечает архимандриту Антонию 25 октября 1948 года:

"На англо-американскую поддержку рассчитывать, конечно, нет оснований: пока надо действовать самим по возможности в согласии с Антиповым".

10 сентября 1948 года замминистра иностранных дел СССР В.А. Зорин  в письме на имя председателя Комитета по делам РПЦ при Совете Министров Г.Г. Карпова писал: "Учитывая сложившуюся в Иерусалиме обстановку, посланник т. Ершов внес следующее предложение:

 1). Назначить и в ближайшее время прислать начальника Русской духовной миссии от Московской патриархии, а также представителя Русского палестинского общества, выдав им соответствующие правовые полномочия и доверенности....".

14 октября 1948 г. И.В. Сталин подписал распоряжение..."дать согласие Московской Патриархии на выезд... для постоянной работы архимандрита Леонида... в качестве начальника Русской духовной миссии...".

Не касаясь темы о полной зависимости в то время Московской патриархии от органов власти, и кем производились назначения, о чем свидетельствуют даже два этих документа, хотелось бы только подчеркнуть пункт об указании замминистра иностранных дел председателю комитета по делам религий - "назначить и прислать представителя Русского палестинского общества". Нехотя приходишь к выводу, что МИД не только понятия не имел, что Общество "имело характер частного Общества, совершенно независимого ни от Русского Правительства, ни от Русской Православной церковной иерархии", они и не знали в каких кулуарах "раскопать" и "назначить" такого представителя.  

МИД и Министерство финансов Израиля в поисках наиболее "подходящего варианта" разрешения вопроса собственности: "ограниченная ответственность за урон, нанесенный собственности, возможность того, что представители русской православной церкви, не живущие в Израиле (русские эмигранты), также получат дивиденды от имущества", - сообщает Миссии Израиля в СССР директор Восточноевропейского Департамента МИД Ш. Фридман. Советские представители были против такого решения и ссылались на итоги встречи, вернее, как они их понимали, состоявшейся в Тель Авиве 2 февраля 1949 года с Генеральным прокурором Израиля Я. Шапиро и Ш. Фридманом. Они считали, что для урегулирования проблемы  достаточно опубликовать краткое распоряжение  о аннулировании  Указа мандатных властей, как это собирался сделать Генеральный прокурор Израиля Я. Шапиро в случае с имуществом ППО. Так как израильские правоведы поняли, что  соответствующий законодательный акт чреват более серьезными последствиями и "загнал бы в тупик" жизненноважные для Израиля Указы британских властей, он не был проведен.

 Престарелые русские женщины , в своем большинстве, покидают Вениаминовское подворье, В.А. Самарский с супругой переселяется туда в занимаемые доселе две комнаты Агриппины и Параскевы Ушаковых.Все движимое и недвижимое имущество ППО и РДМ первое социалистическое правительство Израиля, во исполнение своего "рукопожатного"  обещания,  «передало» правительству СССР. Исключение составило Сергиевское подворье, так как израильские власти рассматривали его «как собственность» Вел. Кн. Сергия. Официальные советские представители потребовали также передачи данного объекта.

 10 мая 1949 года В.К. Антипов, как и архимандрит Антоний, обращаются с меморандумом в Организацию Объединенных Наций и подробно излагают ситуацию с захватом имущества ППО и РДМ, настаивая на своих законных правах согласно Указу о Дирекции Администраторов.      

"Меморандум передан Комитету о Иерусалиме при Примирительной Комиссии",-   гласит ответ Де Азкарате, Главного Секретаря созданной ООН Примирительной Комиссии по делам Палестины из швейцарской Лозанны. Захваченным оказалось не только имущество Общества - такую же долю постигло и и.о. Секретаря Управления Подворьями В. А. Самарского. Он оказался заложником советских представителей и израильских органов власти, и в принудительном порядке обязан был продолжать исполнение своих обязанностей. В самом начале в своих письмах, отчетах и т.д., обращаясь к "назначенному начальству", он писал только одну букву "г", то ли господин, то ли гражданин - вариантов в изложении несколько.  И как ни странно, но большинство его писем не только написаны на старых бланках   ППО, но и от имени Православного Палестинского Общества. Так как в СССР такого учреждения не было, а упомянутый Славянский Комитет выступал от имени не существовавшего "российского палестинского общества, правление которого находится в СССР" - в таком случае  остается открытым юридический аспект данной ситуации.   Очень вероятна возможность, что государство Израиль, и само того не подозревая, "вслепую" передало все недвижимости тому же законному владельцу - ППО, правление которого находилось в Париже и Иордании.   Да и так называемые "новые хозяева" не спешили, да и не знали как разобраться в незнакомой для них ситуации, считая, что если "хапнули", значит мое. Поделили имущество на несколько групп, доходы  переводили не по назначению, да и сами слова - платить налоги,  сдавать в аренду, управлять имуществом, заботу о котором несет не государство - для советского человека  такой лексикон был известен по книгам о жизни капиталистов. Подтверждением этому служат письма В.А. Самарского:         

 "22 июня 1949

Консулу СССР в Израиле

г. Николаю Петровичу Сергееву

Тель Авив

... Как показывает смета на 1 июня 1949 года подлежит поступлению в Кассу Общества И(зраильских) Ф(унтов) 6832. Из этой суммы необходимо вычесть 25% которые употреблены на ремонты зданий Правительством Израиль, что составит И(зраильских) Ф(унтов)  1708. Следовательно к уплате эффективно подлежит И(зраильских) Ф(унтов) 5124   Из этой   суммы И.Л. Рабиновичем уже выплачено Русской Духовной Миссии, по приблизительному подсчету И.Ф. 4487 Таким образом остается к уплате налогов  всего И.Ф. 637. Как видно из прилагаемого расчета налогов и настоящего отчета состояния кассы Приходов и Расходов положение прямо катастрофическое которое может завершится продажей недвижимостей Общества  с аукциона. Секретарь Управления Подворьями Русского Православного Палестинского Общества"   

Налоговую же инспекцию Иерусалима Самарский просит в октябре 1950 года освободить от налогов,  как это было во время Британского мандата, Вениаминовское подворье, где безвозмездно продолжала жить часть престарелых русских женщин. Это официальное письмо написано также на бланках Православного Палестинского Общества и от его имени.

 И только приказы, в тех условиях равно угрозе с последствиями, могли содействовать тому, что через книжный магазин "Авербух" в Иерусалиме В.А. Самарский заказывает для общества 300 печатных экземпляров "Правды", 52 экз. журнала "Огонек",24 экз. журнала "Большевик", 52 экз. журнала "Новое время", 12 экз. "Советский Союз" и т.д. Принимая во внимание, что более 90% русских насельников Иерусалима составляли женщины, остается довольно любопытным факт, что наименьшее количество заказанных журналов - "Советская женщина". Их всего 6 экземпляров. В последующих письмах за 1951 год исчезает в обращении к респондентам буква "г". Предположительно, В.А. Самарский отказывался признавать поставленное "начальство" товарищами, товарищи же не желали, да и боялись фигурировать  господами, а тем более под неопределенной буквой "г".

 Денежные суммы за аренду и прочее не поступали в кассу Общества, но отчеты по ним, главным образом налоговые, снова же приказным образом, обязан был делать В. А. Самарский.  Тем более, что, как оказывается, имущества числились  за разными представительствами.

"1 апреля 1951

 Чрезвычайному и Полномочному Посланнику Союза Советских Социалистических Республик в Израиле

Согласно выраженному Вашему приказанию, имею честь представить, окончательно, выравненные  налоги следуемые к уплате на имущества:

1). Русского Православного Палестинского Общества 

2). Имущества перешедшие в ведение СССР

3). Имущества Русской Духовной Миссии

4). Имущества Консульства СССР

Секретарь Управления

Русского Православного Палестинского Общества

В.А. Самарский".

В приложении к данному письму В.А. Самарского список, из которого явствует, что из имущества ППО правительству СССР "перешли" здание, сад и сторожка Елизаветинского подворья; здание, сад и бараки Мариинского подворья, Русская больница и амбулатория. За Обществом сохранились Николаевское, Вениаминовское и Сергиевское подворья. К консульству отошли здание Консульства с садом и дом для кавасов.  

Когда же советские представители потребовали от израильских властей оформить  Сергиевское подворье собственностью правительства СССР - им было отказано на основании, что оно записано на имя Великого Князя Сергия Александровича и является частным владением.

В 1952 году решением иерусалимского суда здание Сергиевского подворья до "окончательного выяснения прав собственности" было передано генеральному опекуну Израиля, в ведении которого оно находится по сей день. До разрыва дипломатических отношений СССР с Израилем в 1967 г. несколько комнат занимали представители палестинского общества при АН СССР. Ими же были переправлены в СССР главная часть старых архивов и  уникальной библиотеки Общества. Архиерейский Синод РПЦЗ посылает Начальнику РДМ архимандриту Антонию, занимавшему в то время одновременно должность вице-председателя ППО, следующее определение:

"30 января/12 февраля 1971 года слушали: Ваш доклад с обстоятельным изложением юридического положения имуществ Миссии и Православного Палестинского Общества... Обстоятельства дела: в 1948 г. имущество Миссии и Православного Палестинского Общества оказалось в пределах Израиля и стало достоянием Израильских властей. Как известно, это имущество было передано Израилем Советскому правительству, с перерегистрированием его на имя "Союза Советских Социалистических Республик", и некоторая часть его была затем куплена Израилем у Советов. Как один, так и другой, были совершенно незаконными актами, которые просто можно назвать ограблением и покупкой краденного...

 Посему, Архиерейский Синод определяет:

Поручить вам предпринять все возможные для выяснения направления политики Израильского Правительства.... одобрить возбуждение соответственного судебного иска перед Израильскими судебными инстанциями....

Председатель  Архиерейского Синода

Митрополит Филарет

Секретарь Епископ Лавр".

22 октября 1975 года   генеральный консул Ее Величества в Иерусалиме Эдвард Эммерсон Кей своей подписью и печатью заверяет и подтверждает законность и  факт обнародования (публикацию) Указа 1948 года об Администрации над Русскими Имуществами.      

  В конце семидесятых годов израильские газеты сообщили, что во время ремонтов на Сергиевском подворье было обнаружено большое количество запрятанных документов ППО. Председатель Общества в Святой Земле генерал М.Г. Хрипунов поручает Талу Шахару вступить в переговоры с ответственными лицами, "так как документы принадлежат ППО, и мы, как законные владельцы найденных документов, требуем их возвращения".

Судебный процесс, начатый РДМ РПЦЗ и ППО в Святой Земле против государства Израиль, длился много лет. Вызванный израильскими судебными органами в качестве ответчика Патриарх Московский Пимен отказался приехать на основании того факта, что все недвижимости, о которых идет речь,  не принадлежат церкви, а зарегистрированы как собственность СССР. В конечном итоге правительство Израиля во избежание проиграть процесс пошло «на мировую» и  согласилось уплатить РДМ РПЦЗ и ППО компенсацию в размере семи миллионов долларов за потерю имущества, переданного СССР. Среди переданного и уже, к глубокому прискорбию, потерянного имущества Сергиевское подворье не числится.

  В данный период времени на подворье размещается Отдел охраны природы Минсельхоза Израиля. Арендную плату они вносят на счета генерального опекуна. Православное Палестинское Общество в Святой Земле никогда не отказывалось и никому не уступало Сергиевское подворье в Иерусалиме. Общество всегда и неуклонно стояло на позициях возврата Сергиевского подворья законному владельцу – ППО. Из национально-государственных интересов органами власти Израиля в 1948 году была допущена мягко говоря, "грубейшая ошибка незаконного отчуждения владений", которую они признали 35 лет спустя и приложили усилия, насколько это было возможно, для ее мирного урегулирования.

Не может и не должно продолжаться "топтание на месте", и ответственные израильские представители обязаны исправить историческую несправедливость. Беспрерывная преемственность как Совета, так и Председателей ППО, указанные и перечисленные документы, бесспорно подтверждающие Сергиевское подворье как собственность ППО в Святой Земле, предписания и т.д. говорят сами за себя, и органам власти должно стать видимым и ясным то, в чем никак не сомневаются правоведы, а именно: признать неправомерным деяние 1948 года и передать Сергиевское подворье законному наследнику - ППО в Святой Земле.  Государство Израиль страна демократии, и его правовая система признана  независимой и справедливой.  Параграф 11 Указа о правилах осуществления власти и судопроизводства образованного Израиля от 19 мая 1948 г. гласил: "Право, существовавшее в Палестине на 5 ияра 1948 г., останется в силе постольку, поскольку оно не противоречит  настоящему Указу....". Данный Указ оставил в силе большинство турецких и мандатных законодательств.  Указ же английского Закона 1948 года /Order in Council, пункт 2 (а)/ принятого и подписанного  Британским Верховным Комиссаром в отношении ППО и его имуществ, включая Сергиевское подворье, гласит: "управлять всеми имуществами принадлежащими Православному Палестинскому Обществу...  или находящимися в его владении  или состоящими у него, как доверенное имущество, на чье бы имя таковыя имущества ни были записаны". 

      

1 Позже на этом месте будет построено Николаевское подворье.
2 Приблизительно 11.000 рублей
3 Купчая (кушан) была выдана на имя генерал-майора М. П. Степанова. В 1898 году переведено на имя Вел. Кн. Сергия Александровича.
4 «...Совет Православного Палестинского Общества, рассмотрев в заседании 11 июня ...отчет, постановил... просить Вас принять звание Уполномоченного Общества в Иерусалиме...» (Совет ППО к Д.Д. Смышляеву, СПБ 4 августа 1886 г.)
«2. Поставить в приемной Русского подворья в Иерусалиме, обязанного всецело Вам своим существованием, Ваш портрет с надписью: Первый Уполномоченный Императорского Православного Палестинского Общества в Иерусалиме. 1885-1889 гг.» (Совет ИППО к Д.Д. Смышляеву, СПБ, 13 июля 1889)
5Флаг Общества, хранящийся в данное время в здании Александровского подворья.
(«... История с флагом прелестна. Итак, разрешение на его поднятие дано, и к этому нужно приучить консула и пашу. Сорвать его не сорвут, а так его подымать будем. Нужно на этом основании подымать его и каждое воскресенье...» Письмо Секретаря ИППО В.Н. Хитрово Уполномоченному в Иерусалиме Д.Д. Смышляеву.)   

 6 Арендная плата за период с 1 мая 1921 г. по 31 декабря 1922 г. 

 7Рапорт В. А. Самарского от 1/14 марта 1948 года.                                                                                           

 8Рапорт В. А. Самарского от 4/ 17 апреля 1948 г.                                                                                                        

 9 Донесение В. А. Самарского, б. даты (рукой В.К. Антипова, карандашом 3/16.48)                                  

 10 Рапорт В. А. Самарского от 30 марта/ 12 апреля 1948 г.                                                                                         

 11 Рапорт В. А. Самарского от 13/ 26 апреля 1948 г.                                                                         

 12 Рапорт В. А. Самарского от 15/ 28 апреля 1948 г.                                                                                             

 13  В СССР так называемое РПО (Российское Палестинское Общество) прекратило свою деятельность в начале тридцатых годов. И только 16 января 1951 года оно вновь "возродилось". Председательствующий в этот день на общем собрании РПО главный ученый секретарь Академии наук А.В. Топчиев во вступительном слове сказал:"В силу целого ряда обстоятельств деятельность Российского Палестинского Общества фактически прервалась в начале 30-х годов".  

 14 Донесение В. А. Самарского от 26 апр./ 9 мая 1948 г.                                                                                                                                   

 15 Письмо В. А. Самарского от 9 мая 1948 г.

16 Круглов А.Ф., бывший генконсул императорской России в Иерусалиме, с 1920 года проживал с супругой в здании Александровского подорья.

 

17 Староскольский С., Член Совета и  Борда Администраторов (12.04.1951)

 

18 Харлампий Хури, член семейства Хури, на имя которых приобретались участки

 

19 Письмо Начальника РДМ, архимандрита Антония, 07.08.1948

 

(Доклад Председателя ППО в Святой Земле Николая Воронцова на конференции «Русское присутствие в Святой Земле и ранняя христианская археология»  4.07.2006)

Источник: Сайт истинного Императорского Православного Палестинского Общества Иерусалим и Ближний Восток

medal2a.jpgmedal2a.jpg