Ситуация в Палестине в период становления британской системы управления (декабрь 1917-апрель 1918 гг.)

Генерал Алленби проходит через Яффские врата

Становление системы британского управления Палестиной началось ещё задолго до принятия мандата, и связано с созданием Администрации оккупированных территорий противника (английская аббревиатура O.E.T.A – Occupied Enemy Territory Administration).

 

Этот политико-административный орган изначально формировался как самостоятельная структура,  не имевшая почти никакой связи с существовавшей до этого времени практикой управления территориями. Данное обстоятельство предопределялось объективными внешними условиями возникновения системы органов и набором задач, поставленных внешнеполитическим ведомством Великобритании. Изначально Оккупационной Администрации пришлось столкнуться с весьма серьёзной проблемой взаимоотношений арабской и еврейской частей населения. Цель данной статьи заключается в характеристике ситуации, сложившейся в Палестине в период становления Оккупационной Администрации Палестины (1917-1918 гг.). Во многом, постановка подобной проблематики связана с отсутствием в отечественной историографии работ, посвящённых начальному этапу британского управления Святой Землёй.   

Последние дни Джамал-Паши и Фон Кресса в Иерусалиме, 1917

Раскрытие механизмов становления модели политико-административного органа  ставит достаточно непростые вопросы о времени появления данного проекта и его авторе. Ни один из документов напрямую не предоставляет полной информации, позволяющей разрешить эту проблему. Однако, ссылаясь на массу косвенных данных, можно прийти к выводу, что особое влияние на возникновение Оккупационной Администрации оказали Министерство по делам Индии и Военный Кабинет (War Office). Хронологически, вероятнее всего, проект был подготовлен в конце 1916 г. Главными доводами такого мнения могут служить, во-первых, факт заключения соглашения по малоазиатским вопросам между Великобританией и Францией, а во-вторых, успешное наступление британской армии в районе Аль-Ариш, позволившее освободить от турецких войск значительную часть Палестины. В марте 1917 г. командование египетским экспедиционным корпусом перешло к генералу Э. Алленби.

Отъезд Джемаль-паши из Иерусалима, 1917

С его именем связаны крупнейшие успехи британской армии на ближневосточном театре военных действий, а также практическое осуществление  британского проекта создания Оккупационной Администрации. В ходе летней кампании 1917 г. корпус занял Аккабу, Беершеб, Яффу, а 9 декабря капитулировал Иерусалим. Через 2 дня, 11 декабря 1917 г., Э. Алленби объявил о переходе власти над завоёванными территориями Палестины к Администрации Оккупированных территорий противника[1]. Система контролирующих ситуацию в Палестине органов в декабре 1917 г. была предельно простой: принятие ключевых решений осуществлял командующий экспедиционным корпусом, а созданный при непосредственном участии Каирского бюро  политический отдел под руководством Г. Клэйтона занимался сбором информации о ситуации в Палестине и её передачи в МИД[2]. Впервые о создании политических институтов на территории Палестины было объявлено в конце 1917 г. Э. Алленби 29 декабря 1917 г. выпустил прокламацию, в которой заявил о том, что Великобритания завершила войну на Востоке освобождением притесняемых турками народов и в будущем стремится передать им власть[3]. Столь пафосное выступление командующего, безусловно, произвело особое впечатление как на союзников по Антанте, так на арабов и представителей сионистской организации, но ничего конкретного по поводу передачи управления не сообщало. Задача момента, состоявшая в демонстрации общей незаинтересованности британской внешней политики в Палестине, была практически решена. Это позволило Лондону выиграть время и отвлечь внимание указанных выше сил от состоявшегося факта оккупации Палестины.

Последняя турецкая атака на Иерусалим.Турецкие убитые солдаты в Тель-эль-Фул, 1917

С другой стороны, период становления Оккупационной Администрации характеризовался осложнением отношений между командованием экспедиционного корпуса и военной разведки на Ближнем Востоке с высокопоставленными сотрудниками МИД. Причиной появления противоречий были следующие обстоятельства. В конце 1917 г. особую активность начали проявлять лидеры сионистского движения, своеобразно отреагировав на успехи британских войск в Палестине. Ещё в конце октября 1917 г. Х. Вейцман и Н. Соколов предложили британскому МИД открыть программу переселения и направить в Палестину комиссию для изучения поселений и рельефа в стране. Против этого плана выступили и директор Каирского бюро Р. Вингейт и начальник разведки штаба в Египте Г. Клэйтон, посчитав его несвоевременным. С этого момента, между представителями военного командования и деятелями сионистской организации начали возникать серьёзные разногласия[4], что в дальнейшем повлияет на работу Оккупационной Администрации.

Градоправитель Иерусалима Хуссейн-эффенди аль Хуссейни встречается с сержантом Сэдвиком из второго батальона Лондонского полка под белым флагом капитуляции, 9 декабря 1917 г.

В целом, нужно заметить, что высокопоставленные лица египетского экспедиционного корпуса и военной разведки очень настороженно относились к планам сионизации Палестины. Во многом это обуславливалось стремлением поддержать благонадёжные отношения с арабскими лидерами, в частности, в борьбе с турецкими войсками на Ближнем Востоке. В августе 1917 г. Г. Клэйтон первым из членов военного кабинета сообщил о протестах арабов против плана создания еврейского национального очага. В одном из писем он заметил М. Сайксу, что МИД должен воздержаться от поспешных решений в отношении Палестины[5]. После публикации Декларации Бальфура, 28 ноября 1917 г. Г. Клэйтон сообщил в письме М. Сайксу, что установление конструктивного диалога между мусульмано-христианскими общинами и иудеями едва ли возможно, поскольку интеллектуальные и коммерческие способности последних в разы выше[6]. 20 декабря 1917 г. Г. Клэйтон сообщил в МИД о росте беспокойств арабского населения началом реализации Декларации Бальфура, в которой они видят подлинную угрозу своей свободе[7]. В начале января 1918 г. Р. Вингейт решил несколько успокоить арабов, направив письмо шерифу Мекки Хусейну, в котором сообщил о желании Правительства Его Величества защищать независимость арабов, а оккупацию Палестины расценивать как временное явление[8]. Сотрудник Каирского бюро Т. Лоурэнс в частном письме Д. Ллойд- Джорджу в январе 1918 г. заметил, что арабы могут поддержать идею еврейской иммиграции в Палестину под протекторатом Великобритании, но никогда не примут идею независимого еврейского государства[9].

Утверждение в должности Герцогом Коннаутским в Иерусалиме, 19 марта 1918.

Если сотрудники штаба египетского экспедиционного корпуса и Каирского бюро взвешенно подходили к возможности исполнения обязательств Декларации Бальфура, то высокопоставленные чиновники МИД и некоторых других ведомств, без сомнений, подтверждали права сионистов на создание еврейского национального очага в Палестине.    Находясь с визитом в Вашингтоне в декабре 1917 г.  Р. Сесиль открыто заявил: «Палестина под британским контролем будет являться национальным очагом для евреев»[10]. Несмотря на рекомендации Каирского бюро, в Палестину в начале января 1918 г.  по решению Исполнительного комитета ВСО была направлена Сионистская комиссия. Определялись следующие цели работы комиссии: 1) изучить мнение местного арабского населения и установить дружественные отношения между арабами и евреями; 2) придать чёткую форму отношениям палестинских евреев и потенциальных иммигрантов с официальным Лондоном; 3) определить виды помощи ишуву сфере в организации работ и иммиграционном процессе; 4) создать и поддерживать на должном уровне колонизационную инфраструктуру; 5) наладить систему сбора информации на территории Палестины[11]. Чтобы исключить возможные недовольства со стороны арабов, М. Сайкс перед отправкой комиссии в письме арабскому политическому деятелю Сулейману Назефу подчеркнул, что еврейские требования касаются только свободного доступа к земле и обеспечения гражданскими правами[12]. Один из первых докладов, направленный в ВСО Сионистской комиссией по Палестине, позволял убедиться в возрастании противоречий между арабами и евреями. Он рекомендовал исполнительному комитету организации обратиться к британскому правительству с просьбой усилить контроль в Палестине и Египте над арабской частью населения и принять меры к практическому исполнению Декларации 2 ноября 1917 г.[13]

Герцог Коннаутский, генерал Алленби и генерал-лейтенант Читвод в автомобиле, 1918

Сионистская комиссия в заключение своей работы прибыла в Каир с докладом «Палестина и евреи», подготовленный для палестинских арабов. В нём подчёркивалось, что ни еврейские иммигранты, ни ишув не стремятся получить политическую власть или отстоять специальные (привилегированные) позиции в стране. Основываясь на данных доклада, Р. Вингейт открыл консультации с прибывшей в Каир Сионистской комиссией, и попытался выяснить мнение её членов относительно будущего арабо-еврейских отношений. Представители комиссии в ходе консультаций не упомянули ни о каких гарантиях соблюдения прав нееврейского населения Палестины, но обратились к письму М. Сайкса С. Назефу, в котором и содержалась информация, подтверждавшая соблюдение прав всех частей населения[14]. В реальности письмо лишь констатировало тот факт, что Великобритания будет поддерживать создание в Палестине еврейского национального очага, подтвердив права евреев на колонизацию земель и получение равного с арабами статуса «граждан Палестины». МИД Британии и Военный кабинет под влиянием лидеров сионистского движения склонили Каирское бюро и военное командование к признанию особых интересов ВСО на палестинских территориях. 4 января 1918 г.

Офицеры на официальном открытии моста Алленби , 1918

Директор Арабского клуба Д. Хогарт передал шерифу Хусейну через Арабское бюро в Каире проект под названием «О будущем статусе Палестины», в котором подчеркнул право арабов на самоопределение[15], но не включил в содержание письма упоминаний об образовании еврейского национального очага или разъяснений смысла Декларации Бальфура. Через неделю, 12 января, Д. Хогарт, предварительно проведя переговоры с членами Сионистской комиссии в Палестине, направил в Лондон новое письмо, подчёркивающее необходимость Правительству Его Величества поддержать устремления сионистской организации[16].  Британскому правительству, исходя из сложившейся обстановки, приходилось теоретически уравновешивать в правах на использование протекции Великобритании и арабами и евреями, хотя со всей ясностью оно выступало на стороне ВСО. Почти одновременно с письмом Д. Хогарта в Лондон было доставлена докладная записка Э. Алленби, содержавшая информацию о возрастании среди палестинских арабов как мусульман, так и христиан, недоверия к планам сионизации Палестины[17]. М. Сайкс, известный своими просионистскими взглядами, разъяснил суть арабских опасений. Согласно его версии, эти фобии не имеют связи с политическими или религиозными вопросами и касаются деятельности колонизационных фондов, скупающих арабские земли[18].   19 января 1918 г. при Восточном отделе МИД Великобритании образуется «Специальный совет по Палестине». В его состав вошли министр иностранных дел А. Бальфур, занявший пост руководителя, секретарь МИД С. Хадинг, член Военного Кабинета М. Сайкс, сотрудник МИД У. Макдоног, начальник военной разведки лорд Ислингтон, сотрудник политического департамента Министерства по делам Индии Ф. Шакбург (позже возглавивший ближневосточный отдел Министерства по делам колоний) и У. Ормсби-Гор. Совет первое своё заседание посвятил определению отношений между ВСО и формируемой  Оккупационной Администрацией Палестины. В изданном по итогам заседания документе указывалось на особую важность создания британской Администрации в Палестине, которая позволит достичь важнейших политических результатов для исполнения Декларации Бальфура. Кроме того, Совет подчеркнул необходимость использования британской власти в Египте и Палестине, а также особые контакты с арабскими лидерами и лидерами стран Антанты[19].  Мощным импульсом возрастания арабских беспокойств было создание весной 1918 г. «Еврейского легиона», прототипа, вернее, фундамента отрядов еврейской самообороны. Переговоры о создании еврейских частей в составе британских ближневосточных армий начались в 1916 г. Военный кабинет в тот период резюмировал: «Еврейский батальон может быть создан из еврейских рекрутов, но при том условии, что это будет достигнуто законным путём и без отличий в званиях [с британскими солдатами и офицерами], без стремлений к пересмотру субординации…».[20]

Водопроводные краны у Дамасских ворот. Открыты 19 июня 1918

Легион формировался из 38, 39 и 40 батальонов королевских фузилёров и к лету 1918 г. насчитывал в своём составе 5 тысяч солдат-волонтёров[21]. Таким образом, становление структуры Администрации оккупированных территорий противника в конце 1917 – начале 1918 гг. сопровождалось расширением контактов между представителями британской политической элиты и подразделениями ВСО и влияло на рост политических и этноконфессиональных противоречий в Палестине. Расхождение во мнениях между сотрудниками МИД Великобритании и служащими Каирского бюро по ряду принципиальных вопросов,  лишь усугубляло усложнившиеся арабо-еврейские отношения.   Окончательно формирование структуры Администрации оккупированных территорий противника завершилось в апреле 1918 г.  Следует заострить внимание на том обстоятельстве, что формируемая система управления Палестиной должна была учитывать появившийся фактор арабо-еврейских противоречий, требующий выработки качественно новых механизмов поддержания баланса сил в отношениях двух частей населения Святой Земли. 

Авторы: Кабешев Р.В., Шандра А.В.
Текст

Фотографии


[1]Knox, P. E. The making of a new Eastern question: British Palestine policy and origins of Israel, 1917-1925 / P.E. Knox. – Washington, 1981. P.43.
[2] Ingrams, Doreen. Palestine papers 1917-1922. Seeds of conflict / D. Ingrams. - L., 1972. P. 20.
[3] Ibid. P. 21.
[4] Boustany, W. F. The Palestine mandate. Invalid and impracticable. A contribution of arguments and documents towards the solution of the Palestine problem / W. F. Boustany. – Beirut, 1936. P. 86.
[5] Knox, P. E. Op.cit. P. 32.
[6] Ibid. P. 37.
[7] Clayton to Sykes. Tel. № 1176, 11 December. 1917. PRO. F.O. 371/3054.
[8] Wingate to Hussein. Tel. № 154, 22 January (paper 14373). 1918.PRO. F.O. 371/3380.
[9] Aldington, R. Lawrence of Arabia/R. Aldington. - L., 1969. P. 302.
[10] R. Cecil message to Foreign Office, 20 December, 1917. PRO. F.O. 371/3061.
[11]The Zionist commission in Palestine,1918 / ed. by Is. Friedman. - N.Y.-L., 1987. Doc. 60. P. 161-163.
[12] Sykes to Suleiman Nasef, 14 January. 1918. PRO F.O. 371/3394.
[13] The Zionist commission in Palestine,1918. P.129.Doc. 49.
[14] Cohen, S.A. English Zionists and British Jews: The communal politics of Anglo-jewry 1895-1920 / S.A. Cohen. – Princeton: Princeton university press, 1982. P. 47.
[15] The Zionist commission in Palestine. Doc. 45. P. 115.
[16] Ibid. Doc. 47. P. 122.
[17] Tibawi,  A. Anglo-Arab relations and the question of Palestine. 1914-1921 / A. Tibawi. - L.,1977. P. 271.
[18] Beer, G. L. African question in Paris Peace Conference / G.L. Beer -  N.Y., 1923. P. 425-426.
[19] Knox, P. E. Op.cit. P. 39.
[20] British-Zionist relations 1914-1917 / ed. By I. Friedman. - N.Y.-L., 1987. P.213-217.
[21] Wasserstein, B. The British in Palestine. The mandatory government and Arab-Jewish conflict 1917-1929 / B. Wasserstein. -  L., 1978. P. 52.   
Сведения об авторах: Кабешев Роман Владимирович – доктор политических наук, доцент, проректор по научной работе ГОУ ВПО «Арзамасский государственный педагогический институт им. А.П. Гайдара»;   Шандра Антон Владимирович – аспирант кафедры всемирной истории ГОУ ВПО «Арзамасский государственный педагогический институт им. А.П. Гайдара»;