Православные новости

Святыня едет в Россию

В Россию, где он еще никогда не был, отец Пантелеймон решил взять с собой лучшего ватопедского меда, чтобы угощать там многочисленных верующих. И потому с рассветом отправился на пасеку обители, известную далеко за пределами святой горы.

Подробнее ...

Судьба восточных христиан под угрозой терактов и войны

Египет: в день Пальмового воскресенья прогремели взрывы в коптских церквях, погибли десятки человекЕгипет: в день Пальмового воскресенья прогремели взрывы в коптских церквях, погибли десятки человек

 

 

В воскресенье в церквях египетских коптов прогремели два взрыва. Патрик Карам считает, что Западу пора осознать масштабы нависшей над восточными христианами угрозы.

 


Два трусливых и кровавых теракта, которые прогремели в Египте в церквях в Танте и Александрии в день популярного среди восточных христиан семейного праздника, напоминают о множестве других атак в значимые для них даты: Рождество, Пасха, Успение…

 


К сожалению, мы видим вполне предсказуемый классический сценарий, в рамках которого исламисты пользуются священными праздниками, чтобы посеять страх и ужас в сердцах христиан, напомнить им, что им нужно собирать чемоданы или мириться с угнетениями и возможной смертью.

 


За каждым терактом следует волна возмущения на Западе, однако ее быстро вытесняют прочие дипломатические вопросы. Как бы то ни было, пора сделать судьбу восточных меньшинств и прежде всего христиан приоритетом для наших дипломатий.

 


Очередной кровавый эпизод должен раскрыть нам глаза на тяжелое положение этих людей на Востоке, где сейчас в тишине идет массовая религиозная чистка.

 


Дело в том, что помимо стратегии террора и агрессивного угнетения, которая принимает форму массовых преступлений и геноцида со стороны исламистских движений, существует и куда менее заметная сторона: каждодневная дискриминация и преследования при полном молчании международного сообщества и в частности Европы и Франции.

 


Ведь как иначе объяснить сильнейший спад христианского присутствия в регионе? Если полвека назад на них приходилось 20-25% населения, сейчас остается всего 5-6%. В скором времени они вообще исчезнут в некоторых странах вроде Ирака, где в 1977 году их было больше 2 миллионов, а сегодня насчитывается от 150 до 200 тысяч.

 


Пора признать, что стратегия террора и дискриминация представляют собой две стороны одной медали, стремления полностью ликвидировать христианское присутствие, множественную идентичность, воспоминания о христианстве и его роли в формировании этих народов и государств.

 


Это геополитическое пространство, которое в прошлом было открыто миру через меньшинства (они играли роль посредника между цивилизациями), теперь замыкается во враждебной и непроницаемой для Запада идентичности.

 

Западу пора увидеть закрепленную в законах и практиках дискриминацию, которой подвергают христиан наши союзники из арабского мира. В такой перспективе положение христиан ухудшается по всему арабскому миру за исключением Ливана.

 


До кризисов в Ираке и Сирии христиане не испытывали на себе давления и угроз религиозного характера со стороны авторитарных режимов (мы не говорим о свойственных всем им политических репрессиях). Существовавшая в этих странах свобода вероисповедания позволяла христианам совершенно спокойно исполнять обряды, права женщин расширялись, обращение в другую религию и смешанные браки не запрещались, и каждый мог следовать заветам своей веры и культуры.

 

 

Хотя христиане вот уже две тысячи лет живут на территории большинства мусульманских стран, им недоступны высокопоставленные посты в государственных ведомствах, армии и политике, для них попросту закрыты различные профессии, которые сделали бы их заметными среди мусульман или предоставили бы им хоть какую-то власть над ними.

 


Они невидимы в обществе, а тех, кто пытаются оспорить правила игры, ждут тюрьма или смерть. Кроме того, богохульство, то есть критика ислама, как настоящая, так и надуманная, чревата для христианина гибелью: над ним устроят самосуд соседи даже по простому доносу.

 


Некоторые страны Востока готовы мириться с религиозной практикой христиан при условии, что она неприметна и ничего не требует. Когда на церкви и христиан нападают, даже проливают их кровь, причем средь бела дня, силы правопорядка не хотят ничего предпринимать, а расследования никуда не продвигаются.

 


Положение христиан в этих странах стало особенно опасным, потому что их преследуют совершенно нетерпимые к ним мусульмане, которые не чураются поджогов их домов и физического насилия при молчании властей. Достаточно «обвинить» христианина в приставаниях к мусульманке, чтобы спустить целую свору на него самого, его семью и деревню. Обращение мусульманина в христианство карается смертью, а брак мусульманки и христианина строго запрещен, хотя обратное допускается.

 


В Саудовской Аравии запрещена любая религиозная практика (даже тайно у себя дома) помимо суннитского ислама, а наказание может быть крайне суровым, от плетей до побоев камнями для гражданина и выдворение для иностранца без возможности подать апелляцию. У христиан нет там права на свои храмы при том, что западные правительства принимают финансирование этой страной строительства мечетей в Европе. Христиане не вправе заявить о своей вере и даже иметь Евангелие, хотя сами аравийцы без конца напирают на свою религиозную идентичность за пределами страны.

 


Проявляется дискриминация христиан и в политике, где они не могут занять высокую должность (единственным значимым исключением является Ливан).

 


В Ираке у христиан нет ни малейшего влияния в политике, а последним высокопоставленным чиновником из их числа был Тарик Азиз, занимавший пост министра иностранных дел Саддама Хусейна. В нынешнем иракском правительстве нет ни одного христианина. В Египте можно отметить лишь копта Бутроса Гали, которого поставили при Садате во главе МИДа, однако он был лишь исполняющим обязанности министра из-за своей веры. То есть, роль христиан в египетском правительстве чисто символическая, хотя на них приходится 10-25% населения страны. Как бы то ни было, в Сирии с учетом того, что у власти стоит алавитское меньшинство, христиане могли занимать посты министров, в том числе министра обороны.

 


Ливан — единственная страна Востока, где президентом должен быть христианин-маронит. В то же время на парламентских выборах ситуация всегда складывалась так, что многие депутаты-христиане избираются мусульманами, что лишает их представительности и возможности повлиять на серьезные политические решения.

 


Массовый исход христиан (в частности из-за описанных дискриминаций) лишил Восток значительной части необходимых для его развития людских и материальных богатств, а также изменил лицо региона, его культуры и цивилизации.

 


Христиане всегда были связующим звеном между арабо-мусульманской и западной цивилизациями, формировали пространство их диалога. Они всегда сдерживали радикалов. Восток без христиан будет открыт для всевозможных проявлений экстремизма и станет настоящей угрозой для своего ближайшего окружения, то есть Европы, а также всего мира.

 


Европа и Франция находятся на первой линии в силу своей географии и должны понять, что у них больше нет выбора. Им нужно потребовать окончания дискриминации и преследования восточных христиан. Они должны укрепить политическую роль христиан в их странах, потому что только так те могут пустить корни на своей исконной земле. В противном случае им придется смириться с потерей стабильности, причем надолго.

 

Patrick Karam: « Les Chrétiens d'Orient sont en sursis »