Святая Елизавета Федоровна - Православная принцесса Европы

 

Елизавета Фёдоровна (при рождении Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадская, нем. Elisabeth Alexandra Luise Alice von Hessen-Darmstadt und bei Rhein, в семье её звали Элла, официально в России — Елисавета Феодоровна; 1 ноября 1864, Дармштадт — 18 июля 1918, Пермская губерния) — принцесса Гессен-Дармштадтская; в супружестве (за русским великим князем Сергеем Александровичем) великая княгиня царствующего дома Романовых. Основательница Марфо-Мариинской обители в Москве. Почётный член Императорской Казанской духовной академии (звание Высочайше утверждено 6 июня 1913 года).

Прославлена в лике святых Русской православной церкви в 1992 году.

 

 

Великий герцог Гессенский Людвиг IV с дочерьми Эллой (справа) и Аликс (слева). 1881 годВеликий герцог Гессенский Людвиг IV с дочерьми Эллой (справа) и Аликс (слева). 1881 год

 

Ее называли самой красивой принцессой Европы – вторую дочь Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, матерью которой была английская королева Виктория. Августейший поэт великий князь Константин Константинович Романов посвятил прекрасной немецкой принцессе такое стихотворение:

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:
Ты так невыразимо хороша!
О, верно, под такой наружностью прекрасной
Такая же прекрасная душа!
Какой-то кротости и грусти сокровенной
В твоих очах таится глубина;
Как ангел ты тиха, чиста и совершенна;
Как женщина, стыдлива и нежна.
Пусть на земле ничто
средь зол и скорби многой
Твою не запятнает чистоту.
И всякий, увидав тебя, прославит Бога,
Создавшего такую красоту!

 

Однако реальная жизнь Елизаветы была весьма далека от наших представлений о том, как живут принцессы. Воспитанная в строгих английских традициях, девочка с детства была приучена к труду, она вместе с сестрой выполняла домашнюю работу, да и одежда и питание были простыми. Кроме того, с самого раннего возраста дети в этой семье занимались благотворительностью: они вместе с матерью посещали госпитали, приюты, дома для инвалидов, стараясь по мере сил если не облегчить, так хотя бы скрасить пребывание в них страждущих. Жизненным примером Елизаветы стала ее родственница немецкая святая Елизавета Тюрингенская, в честь которой и была названа эта грустная и прекрасная девочка.

 

 

Жизнеописание этой удивительной женщины, совершившей свой жизненный путь во времена Крестовых походов, во многом удивительно для нас. В четыре года она была сосватана за своего будущего мужа - ландграфа Людвига IV Тюрингенского, который был ненамного ее старше. В 1222 году в возрасте 15 лет она родила своего первенца, а в 1227 – овдовела. И было ей всего-то 20 лет и трое детей на руках. Елизавета приняла монашеский обет и удалилась в Марбург, где посвятила себя служению Богу и людям. По ее инициативе здесь была построена больница для бедняков, где Елизавета самоотверженно трудилась, лично ухаживая за пациентами. Непосильная работа и изнурительная аскеза быстро подорвали силы молодой хрупкой женщины. В 24 года ее не стало. Елизавета жила в мире, где царили грубая сила и сословные предрассудки. Ее деятельность казалась многим нелепой и вредной, но она не боялась насмешек и злобы, не боялась быть не похожей на других и действовать вопреки установившимся взглядам. Каждого человека она воспринимала, прежде всего, как образ и подобие Бога, и потому забота о нем приобретала для нее высший, сакральный смысл. Как это созвучно с жизнью и деятельностью ее святой преемницы, ставшей православной преподобномученицей Елисаветой!

 

 

 

Вторая дочь великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, внучка английской королевы Виктории. Её младшая сестра Алиса позднее, в ноябре 1894 года, стала русской императрицей Александрой Фёдоровной, выйдя замуж за русского императора Николая II.

 

 

С детских лет была религиозно настроена, участвовала в делах благотворительности вместе со своей матерью, великой герцогиней Алисой, умершей в 1878. Большую роль в духовной жизни семьи играл образ святой Елизаветы Тюрингской, в честь которой была названа Элла: эта святая, родоначальница герцогов Гессенских, прославилась делами милосердия.

 

 

Живя уединенно, немецкая принцесса, по всей видимости, не стремилась замуж. Во всяком случае, все претенденты на руку и сердце прекрасной Елизаветы получали отказ. Так было, пока она не встретилась с Сергеем Александровичем Романовым, пятым сыном императора Александра II, братом императора Александра III. В двадцать лет Елизавета стала невестой великого князя, а затем - его супругой.

 

3 (15) июня 1884 года в Придворном соборе Зимнего дворца венчалась браком с великим князем Сергеем Александровичем, братом российского императора Александра III, о чём возвещалось Высочайшим манифестом. Православное бракосочетание совершил придворный протопресвитер Иоанн Янышев; венцы держали Цесаревич Николай Александрович, Наследный Великий Герцог Гессенский, Великие Князья Алексей и Павел Александровичи, Дмитрий Константинович, Пётр Николаевич, Михаил и Георгий Михаиловичи; затем в Александровской зале пастором церкви Св. Анны также было совершено богослужение по лютеранскому обряду.

 

 

Чета поселилась в купленном Сергеем Александровичем дворце Белосельских-Белозерских (дворец стал именоваться Сергиевским), проведя медовый месяц в подмосковном имении Ильинское, где они также жили и впоследствии. По её настоянию в Ильинском была устроена больница, периодически проходили ярмарки в пользу крестьян.

 

 

В совершенстве овладела русским языком, говорила на нём почти без акцента. Ещё исповедуя протестантизм, посещала православные богослужения. В 1888 году, вместе с супругом, совершила паломничество в Святую Землю. В 1891 году приняла православие, написав перед этим своему отцу: «Я всё время думала и читала и молилась Богу — указать мне правильный путь — и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином».

 

 

Так началась «русская» эпоха жизни немецкой принцессы. Родина женщины там, где ее семья, - гласит народная пословица. Елизавета старалась как можно лучше узнать язык и традиции России. И вскоре овладела ими в совершенстве. Ей, как великой княгине, не обязательно было принимать Православие. Однако Сергей Александрович был искренне верующим человеком. Он регулярно посещал храм, часто исповедовался и причащался святых Христовых Тайн, соблюдал посты и старался жить в согласии с Богом. При этом не оказывал никакого давления на свою супругу, которая оставалась истовой протестанткой. Пример супруга настолько сильно повлиял на духовную жизнь Елизаветы, что она решила принять Православие, несмотря на протест отца и семьи, оставшейся в Дармштадте. Посещая вместе с любимым мужем все богослужения, в душе она уже давно стала православной. После Таинства Миропомазания великой княгине было оставлено ее прежнее имя, но уже в честь святой праведной Елисаветы - матери святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Изменилась только одна буква. И вся жизнь. Император Александр III благословил свою невестку драгоценной иконой Нерукотворного Спаса, с которой Елисавета Федоровна не расставалась всю жизнь и с ней на груди приняла мученическую кончину.

 

 

Характерно, что посещая Святую Землю в 1888 году, осматривая храм святой равноапостольной Марии Магдалины на Елеонской горе, великая княгиня произнесла: «Как я хотела бы быть похороненной здесь». Тогда она не знала, что произнесла пророчество, которому суждено было исполниться.

 

 

В качестве супруги московского генерал-губернатора (великий князь Сергей Александрович был назначен на этот пост в 1891) организовала в 1892 Елисаветинское благотворительное общество, учреждённое для того, чтобы «призревать законных младенцев беднейших матерей, дотоле помещаемых, хотя без всякого права, в Московский Воспитательный дом, под видом незаконных». Деятельность общества вначале проходила в Москве, а затем распространилась и на всю Московскую губернию. Елисаветинские комитеты были образованы при всех московских церковных приходах и во всех уездных городах Московской губернии. Кроме того, Елизавета Фёдоровна возглавила Дамский комитет Красного Креста, а после гибели супруга она была назначена председательницей Московского управления Красного Креста.

Елизавета Фёдоровна и Сергей АлександровичЕлизавета Фёдоровна и Сергей Александрович

 

Великий князь Сергей Александрович и великая княгиня Елизавета Федоровна 1892 - 1896 ггВеликий князь Сергей Александрович и великая княгиня Елизавета Федоровна 1892 - 1896 гг

 

Как известно, великий князь Сергей Александрович был московским генерал-губернатором. Это была пора духовного роста великой княгини. Жители Москвы оценили ее милосердие. Елисавета Федоровна посещала больницы для бедных, богадельни, приюты для беспризорных детей. И везде старалась облегчить страдания людей: раздавала еду, одежду, деньги, улучшала условия жизни несчастных. Но особенно таланты милосердия великой княгини проявились во время Русско-Японской и Первой мировой войн. Помощь фронту, раненым и инвалидам, а также их женам, детям и вдовам была организована беспримерно.

 

 

 

Елизавета Фёдоровна и Сергей АлександровичЕлизавета Фёдоровна и Сергей Александрович

 

С началом русско-японской войны Елизавета Фёдоровна организовала Особый комитет помощи воинам, при котором в Большом Кремлевском Дворце был создан склад пожертвований в пользу воинов: там заготавливали бинты, шили одежду, собирали посылки, формировали походные церкви.

 

 

В опубликованных недавно письмах Елизаветы Федоровны к Николаю II великая княгиня предстает сторонницей самых жестких и решительных мер в отношении любого вольнодумства вообще и революционного терроризма в частности. "Неужели нельзя судить этих животных полевым судом?" - спрашивала она у императора в письме, написанном в 1902 году вскоре после убийства Сипягина, и сама же отвечала на вопрос: - "Необходимо сделать все, чтобы не допустить превращения их в героев ... чтобы убить в них желание рисковать своей жизнью и совершать подобные преступления (я считаю, что пусть бы он лучше заплатил своей жизнью и таким образом исчез!). Но кто он и что он - пусть никто не знает... и нечего жалеть тех, кто сам никого не жалеет".

 

Елизавета Федоровна и Сергей Александрович в национальных русских костюмах для костюмированного бала в Зимнем дворцеЕлизавета Федоровна и Сергей Александрович в национальных русских костюмах для костюмированного бала в Зимнем дворце

 

Однако страну захлестнули террористические акты, митинги, забастовки. Государственный и общественный порядок разваливался, надвигалась революция. Великий князь Сергей Александрович считал, что необходимо принять более жесткие меры по отношению к революционерам, и доложил об этом Императору, сказав, что при сложившейся ситуации не может больше занимать должность генерал-губернатора Москвы. Государь принял отставку. Тем не менее боевая организация эсеров приговорила великого князя Сергея Александровича к смерти. Ее агенты следили за ним, выжидая удобного случая, чтобы исполнить свой умысел. Елизавета Федоровна знала, что супругу угрожает смертельная опасность. Она получала анонимные письма, где ее предупреждали, чтобы она не сопровождала своего мужа, если не хочет разделить его участи. Великая княгиня тем более старалась не оставлять его одного и по возможности повсюду сопровождала супруга. 18 февраля 1905 года Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым. Когда Елизавета Федоровна прибыла к месту взрыва, там уже собралась толпа. И она своими руками собирала на носилки разбросанные взрывом куски тела мужа. Потом, после первой панихиды, переоделась во все черное. На третий день после смерти мужа Елизавета Федоровна поехала в тюрьму, где содержался убийца. Великая княгиня принесла ему прощение от Сергея Александровича и просила Каляева покаяться. В руках она держала Евангелие и просила почитать его, но он отказался и от него, и от покаяния. Все же Елизавета Федоровна оставила в камере Евангелие и маленькую иконку, надеясь на чудо, которого не произошло. После этого великая княгиня просила императора Николая II о помиловании Каляева, но это прошение было отклонено. На месте убийства мужа Елизавета Федоровна воздвигла памятник - крест, сделанный по проекту художника Васнецова со словами Спасителя, сказанными Им на Кресте: «Отче, отпусти им, не ведают бо что творят» (Лк. 23:34). Эти слова стали последними и в ее жизни - 18 июля 1918 года, когда агенты новой безбожной власти сбросили великую княгиню живой в Алапаевскую шахту. Но до этого дня оставалось еще несколько лет, наполненных подвижническим трудом крестовой сестры милосердия Елизаветы в основанной великой княгиней Марфо-Мариинской обители. Не став монахиней в собственном смысле этого слова, она не побоялась быть не похожей на других, как и ее немецкая прародительница, посвятив всю себя, без остатка, служению людям и Богу…

 

Елизавета Федоровна в трауре после смерти мужаЕлизавета Федоровна в трауре после смерти мужа

 

Вскоре после гибели мужа продала свои драгоценности (отдав в казну ту их часть, которая принадлежала династии Романовых), и на вырученные деньги купила на Большой Ордынке усадьбу с четырьмя домами и обширным садом, где расположилась основанная ею в 1909 Марфо-Мариинская Обитель Милосердия (это не был монастырь в точном смысле слова, устав обители позволял сестрам при определенных условиях выйти из нее, сестры обители занимались благотворительной и медицинской работой).

 

Елизавета Фёдоровна в одежде сестры Марфо-Мариинской обителиЕлизавета Фёдоровна в одежде сестры Марфо-Мариинской обители

 

Была сторонницей возрождения чина диаконисс — служительниц церкви первых веков, которые в первые века христианства поставлялись через рукоположение, участвовали в совершении Литургии, примерно в той роли, в какой сейчас служат иподиаконы, занимались катехизацией женщин, помогали при крещении женщин, служили больным. Получила поддержку большинства членов Святейшего Синода в вопросе о присвоении этого звания сёстрам обители, однако, в соответствии с мнением Николая II, решение так и не было принято.

При создании обители был использован как русский православный, так и европейский опыт. Сёстры, жившие в обители, приносили обеты целомудрия, нестяжания и послушания, однако, в отличие от монахинь, по истечении определённого срока могли уйти из обители, создать семью и быть свободными от данных прежде обетов. Сёстры получали в обители серьёзную психологическую, методологическую, духовную и медицинскую подготовку. Им читали лекции лучшие врачи Москвы, беседы с ними проводили духовник обители о. Митрофан Сребрянский (позднее архимандрит Сергий; канонизирован Русской православной церковью) и второй священник обители о. Евгений Синадский.

 

 

По плану Елизаветы Фёдоровны, обитель должна была оказывать комплексную, духовно-просветительскую и медицинскую помощь нуждающимся, которым часто не просто давали еду и одежду, но помогали в трудоустройстве, устраивали в больницы. Нередко сёстры уговаривали семьи, которые не могли дать детям нормальное воспитание (например, профессиональные нищие, пьяницы и т. д.), отдать детей в приют, где им давали образование, хороший уход и профессию.

В обители были созданы больница, отличная амбулатория, аптека, где часть лекарств выдавалась бесплатно, приют, бесплатная столовая и ещё множество учреждений. В Покровском храме обители проходили просветительские лекции и беседы, заседания Палестинского общества, Географического общества, духовные чтения и другие мероприятия.

Поселившись в обители, Елизавета Фёдоровна вела подвижническую жизнь: ночами ухаживая за тяжелобольными или читая Псалтирь над умершими, а днём трудилась, наряду со своими сёстрами, обходя беднейшие кварталы, сама посещала Хитров рынок — самое криминогенное место тогдашней Москвы, вызволяя оттуда малолетних детей. Там её очень уважали за достоинство, с которым она держалась, и полное отсутствие превозношения над обитателями трущоб.

Поддерживала отношения с рядом известных старцев того времени: схиархимандритом Гавриилом (Зыряновым) (Елеазарова пустынь), схиигуменом Германом (Гомзиным) и иеросхимонахом Алексием (Соловьёвым) (старцы Зосимовой пустыни). Монашеский постриг Елизавета Фёдоровна не принимала.

Во время Первой мировой войны активно заботилась о помощи русской армии, в том числе раненым солдатам. Тогда же она старалась помочь военнопленным, которыми были переполнены госпитали и, в результате, была обвинена в пособничестве немцам. Резко негативно относилась к Григорию Распутину, хотя ни разу с ним не встречалась. Убийство Распутина расценила как «патриотический акт».

 

 

Елизавета Фёдоровна состояла почётным членом в берлинском православном Свято-Князь-Владимирском братстве. В 1910 она вместе с императрицей Александрой Фёдоровной взяла под своё покровительство братский храм в Бад-Наугейме (Германия).

 

Глазунова В.И. Великомученица Елизавета Федоровна. Дипломная работа. 1997Глазунова В.И. Великомученица Елизавета Федоровна. Дипломная работа. 1997

 

Отказалась покинуть Россию после прихода к власти большевиков. Весной 1918 года она была заключена под стражу и выслана из Москвы в Пермь. В мае 1918 года её вместе с другими представителями дома Романовых перевезли в Екатеринбург и разместили в гостинице «Атамановские номера» (в настоящее время в здании расположено управление ФСБ и ГУВД по Свердловской области, современный адрес — перекрёсток улиц Ленина и Вайнера), а затем, через два месяца, отправили в город Алапаевск. Не теряла присутствие духа, в письмах наставляла оставшихся сестёр, завещая им хранить любовь к Богу и ближним. Вместе с ней находилась сестра из Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева. В Алапаевске Елизавета Фёдоровна находилась в заточении в здании Напольной школы. До сих пор возле этой школы растёт яблоня, по преданию, посаженная Великой княгиней (12 путешествий по Среднему Уралу, 2008).

 

 

В ночь на 5 (18) июля 1918 года великая княгиня Елизавета Фёдоровна была убита большевиками: сброшена в шахту Новая Селимская в 18 км от Алапаевска. Вместе с ней погибли:

великий князь Сергей Михайлович;
князь Иоанн Константинович;
князь Константин Константинович (младший);
князь Игорь Константинович;
князь Владимир Павлович Палей;
Фёдор Семёнович Ремез, управляющий делами великого князя Сергея Михайловича;
сестра Марфо-Мариинской обители Варвара (Яковлева).

Все они, кроме застреленного великого князя Сергея Михайловича, были сброшены в шахту живыми. Когда тела были извлечены из шахты, то было обнаружено, что некоторые жертвы жили и после падения, умирая от голода и ран. При этом рана князя Иоанна, упавшего на уступ шахты возле великой княгини Елизаветы Фёдоровны, была перевязана частью её апостольника. Окрестные крестьяне рассказывали, что несколько дней из шахты доносилось пение молитв.

31 октября 1918 года Белая Армия заняла Алапаевск. Останки убитых извлекли из шахты, положили в гробы и поставили на отпевание в кладбищенской церкви города. Однако с наступлением Красной Армии тела несколько раз перевозили дальше на Восток. В апреле 1920 года в Пекине их встречал начальник Русской духовной миссии, архиепископ Иннокентий (Фигуровский). Оттуда два гроба — великой княгини Елизаветы и сестры Варвары — были перевезены в Шанхай и затем пароходом в Порт-Саид. Наконец гробы прибыли в Иерусалим. Погребение в январе 1921 под храмом равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании совершил Иерусалимский Патриарх Дамиан.

Так было исполнено желание самой великой княгини Елизаветы быть похороненной на Святой земле, выраженное ею во время паломничества в 1888.

 

 

 

Русский храм святой равноапостольной Марии Магдалины в Иерусалиме и рака с мощами преподобномученицы ЕлисаветыРусский храм святой равноапостольной Марии Магдалины в Иерусалиме и рака с мощами преподобномученицы Елисаветы

 

В 1992 году Архиерейским собором Русской Православной Церкви великая княгиня Елизавета и сестра Варвара причислены к лику святых и включены в Собор новомучеников и исповедников Российских (ранее, в 1981 году, они были канонизированы Русской Православной Церковью Заграницей).

 

 

В 2004—2005 мощи новомучениц находились в России, странах СНГ и Балтии, где им поклонились более 7 млн человек. По словам Патриарха Алексия II, «длинные очереди верующих к мощам святых новомучениц — это ещё один символ покаяния России за грехи лихолетья, возвращения страны на исконный исторический путь». Затем мощи были возвращены в Иерусалим.

 

 

Памятник этой милосердной и добродетельной женщине поставлен более, чем через 70 лет после ее мученической гибели. Елизавета Федоровна, будучи членом императорской семьи, отличалась редкой набожностью и милосердием. А после смерти мужа, погибшего в результате теракта эсеров, полностью посвятила себя служению Богу и оказанием помощи страждующим. Скульптура изобразил княгиню в монашеской одежде. Открыт в августе 1990 года во дворе Марфо-Мариинской обители. Скульптор В. М. Клыков.

 

 

Великая княгиня Елизавета Федоровна. Скульптура. Вестминстерское аббатство, ЛондонВеликая княгиня Елизавета Федоровна. Скульптура. Вестминстерское аббатство, Лондон

 

 

Литература

Материалы к житию преподобномученицы великой княгини Елизаветы. Письма, дневники, воспоминания, документы. М., 1995. ГАРФ. Ф. 601. Оп.1. Л. 145—148 об.
Маерова В. Елизавета Фёдоровна: Биография. М.: Изд. «Захаров», 2001. ISBN 5-8159-0185-7
Максимова Л. Б. Елисавета Феодоровна // Православная энциклопедия. Том XVIII. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2009. — С. 389-399. — 752 с. — 39000 экз. — ISBN 978-5-89572-032-5
Миллер, Л. П. Святая мученица российская великая княгиня Елизавета Фёдоровна. М.: «Столица», 1994. ISBN 5-7055-1155-8
Кучмаева И. К. Жизнь и подвиг великой княгини Елизаветы Федоровны. М.: АНО ИЦ «Москвоведение», ОАО «Московские учебники», 2004. ISBN 5-7853-0376-0
Рычков А. В. 12 путешествий по Среднему Уралу. — Малыш и Карлсон, 2008. — 50 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-9900756-1-0
Рычков А. Святая Преподобномученица Елисавета Феодоровна. — Издательство «МиК», 2007.