Православные новости

Ко Дню Светлого праздника Пасхи Христовой состоялось награждение наперсными крестами Святогробцев чина архимандрита

 

В четверг 19-го марта 2015 года Его Блаженство наш отец и Патриарх Иерусалимский Феофил наградил наперстными крестами чина архимандрита Святогробских иеромонахов Леонтия, настоятеля общины Рафидии, Паисия, настоятеля священного монастыря Пророка Илии, Макария, настоятеля монастыря Святого Никодима, и Фаддея, служителя Пресвятого Храма Воскресения.

Подробнее ...

Утрата митрополита Владимира и судьба Украинской Церкви

 

Смерть 5 июля митрополита Киевского и всея Украины Владимира (Сабодана) выглядит не случайной – в том смысле, что она точно совпала со «сменой цвета времени» в Украине и в возглавлявшейся им на протяжении почти четверти века Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП).

 

Сабодан стал главой УПЦ МП в 1992 году, в едва ли не самый тяжелый период ее истории. Украинскую Православную Церковь раздирал раскол, инициированный годом ранее митрополитом Филаретом (Денисенко), авторитетнейшим украинским архиереем, который вполне мог рассчитывать на победу благодаря поддержке властей Незалежной и радикальных националистов. В июне 1992 года боевики УНА-УНСО даже захватили Киево-Печерскую лавру, но были жестко повязаны там же «Беркутом» (все это праворадикалы припомнили милицейскому спецназу на майдане зимой 2013–2014 годов). Однако каноническая Церковь, искусно маневрируя, устояла и сохранила за собой ведущие позиции на поле украинского православия. По данным Государственного департамента по делам национальностей и религий Украины, на начало 2014 года УПЦ МП имела 12 714 первичных религиозных организаций, так и не признанный в православном мире Киевский Патриархат Филарета – 4661, воссозданная эмигрантами-националистами в 1989 году на Западной Украине Украинская Автономная Православная Церковь (УАПЦ) – 1185.

 

Умение адаптироваться к изменениям во власти вновь понадобилось УПЦ МП после победы в 2005–2006 годах «оранжевых», ставивших целью создание в Украине единой Поместной Церкви путем объединения всех православных и греко-католиков страны в единую религиозную организацию, само собой, независимую от Москвы – например, под омофором Вселенского Патриархата. Угрозы этого удалось избежать благодаря ритуальным жестам в пользу готовности к объединению – но только в рамках верности канонам. Однако следствием такой публичной политики во второй половине нулевых стало то, что в верхах УПЦ МП оформилась реальная автокефалистская группа, возглавляемая секретарем митрополита Владимира – Александром Драбинко. Он как представитель «молодых» в Церкви (1977 года рождения, стал епископом в 34 года) видит в ней удачный трамплин для карьеры и тяготится опекой Москвы, пусть во многом уже и номинальной. Несмотря на аппаратные битвы в верхах УПЦ МП 2011–2013 годов, выплескивавшиеся в публичное пространство, к лету 2014 года он по-прежнему был доверенным и ближайшим лицом Сабодана, чье жизнеобеспечение играло для молодого митрополита функцию подключения к источнику власти. Сейчас ее нет.

 

Радикально изменилось в последние месяцы и общественно-политическое пространство, в котором действует УПЦ МП. Война в Донбассе и противостояние с Россией поставили ее едва ли уже не в положение протестантских Церквей в России в Первую мировую (см. материал в данном номере «НГР» на стр. 7) – то есть значительная часть общества и власти воспринимает Московский Патриархат как «пятую колонну» соседней державы.

 

Казалось бы, нынешняя киевская власть должна была бы сделать все – а на самом деле многого для этого сейчас и не надо, достаточно минимального давления сверху, подкрепленного угрозой «с улицы» – чтобы посадить на Киевскую митрополичью кафедру того, кто будет проводить на этом посту нужную ей политику (автокефалия, борьба с влиянием Москвы и дальнейшее превращение УПЦ МП в «настоящую Украинскую Церковь», в чьи ряды затем влились бы Киевский Патриархат, УАПЦ и греко-католики). То есть Драбинко – или, например, давнего автокефалиста в рядах УПЦ МП митрополита Черкасского и Каневского Софрония (Дмитрука), прославившегося этой весной филиппиками против Патриарха Кирилла и Владимира Путина. Однако не все так просто.

 

Характерная особенность Украины – благодаря которой она уж точно, по известному выражению Леонида Кучмы, «не Россия» – это отсутствие единого центра силы, проводящего политику исходя из неких идеологических ориентиров. Власть разделена между олигархами, использующими ее для поддержки своего бизнеса. И парадоксальным образом благодаря этому сейчас для Московского Патриархата открываются возможности для сохранения.

 

Например, Петр Порошенко скорее всего хотел бы видеть во главе УПЦ МП «своего» епископа – но не из идеологических соображений («борца за единую Украину»), а вполне из прагматических (давняя связка по бизнес-интересам). Поскольку его кондитерская империя Roshen начиналась в 1990-е годы с кондитерского завода в Винницкой области, где отец бизнесмена был депутатом Областной Рады, таковым для Порошенко является митрополит Винницкий и Барский Симеон (Шостацкий). Он также известен как жесткий «украинизатор» церковной жизни в своей епархии, но это в данной ситуации скорее некий декор к давней аффилированности с местным бизнесом.

 

Но, с другой стороны, давний друг и политический партнер Порошенко – бизнесмен Андрей Деркач, сын главы Службы безопасности Украины в 1998–2001 годах Леонида Деркача, – не первый год дружен с митрополитом Черновицким и Буковинским Онуфрием (Березовским), избранным Священным Синодом 24 февраля с.г. временным местоблюстителем Киевской митрополичьей кафедры. Они друг другу доверяют, так что, получается, Онуфрий вполне устроит на посту уже постоянного главы УПЦ МП и Порошенко.

 

Прочные связи имели с Партией регионов и Коммунистической партией Украины митрополит Одесский и Измаильский Агафангел (Саввин) и митрополит Вышгородский и Чернобыльский Павел (Лебедь), считавшиеся лидерами «русской» партии в УПЦ МП. В силу этих обстоятельств их позиции сейчас подорваны до минимума.

 

В то же время мало кто из олигархов настроен поддерживать лидеров «украинской» партии в УПЦ МП – ибо идейные соображения играют для них весьма малую роль. Хотя, по утверждению источников «НГР» в УПЦ МП, тому же Драбинко к началу июля удалось заручиться поддержкой бизнесмена Игоря Коломойского, монополизировавшего в какой-то степени антироссийский тренд в украинской политике (опять же для достижения своих экономических целей – господство в регионах юго-востока). Это определенный ресурс финансового влияния и поддержки ряда массмедиа – но не более. С Порошенко в июле Коломойский вступил практически в открытое противостояние, так что административно влияние олигарха в Киеве – на месте принятия решений в УПЦ МП – невелико.

 

По данным тех же источников, сам Драбинко называет в высоких кабинетах цифру в 12 находящихся в его «группе поддержки» епископов (правящих и викарных), к которым готовы на  определенных условиях примкнуть еще 18. Но на Архиерейском Соборе УПЦ МП архиереев будет 74, и пока что позиции Драбинко недостаточно сильны. С другой стороны, до назначенного на 13 августа Собора еще может очень многое измениться.

 

 

Владислав Мальцев