В епархиях РПЦ узаконена система крепостной зависимости священника от епископа


Прот. Павел Адельгейм

Горькие плоды симфонии.

Крепостное право в России отменили в 1861 г. В то же время в Соединённых Штатах отменили рабство. Нравственный порок обеих систем заключался в пренебрежении личностью раба и крепостного. Их лишали прав и человеческого достоинства, презирали, обращали в вещь, которую хозяин мог употребить, как захочет. Человека, созданного по образу Божию, использовали как техническое средство или предмет купли и продажи. Это был безбожный и бесчеловечный способ отношений, развращающий раба и человековладельца.

Закон не защищал крепостных и рабов, ибо закон защищает права. Если человек лишён прав, защищать нечего. В основе эксплуатации лежала их правовая незащищённость. Закон не защищал их труд, как не защищал жизнь, честь и достоинство.

Как не удивляться атавизму крепостного права в 21-м веке, пышно расцветшего в России, согласно и вопреки её законам. В епархиях РПЦ узаконена система крепостной зависимости священника от епископа. Священнослужители ограничены в правах человека и гражданина нормативными документами, в первую очередь Уставом РПЦ от 16.08. 2000 г.

Этот документ зарегистрирован Министерством Юстиции, признавшим его соответствие законодательству РФ. Система крепостной зависимости возродилась в России на законном основании. Десятки тысяч российских граждан, представляющих сословие священнослужителей, ограничены в гражданских правах на основании нормативных документов РПЦ, признанных и одобренных Российской Федерацией. И все молчат. Ни один голос не оспаривает рабовладение, узаконенное в правовом государстве.

Аристотель полагал, что рабство отвечает природе вещей. Раб отличается физиологически: осанкой и внешним видом. Естественным, как рыбе вода, крепостное право казалось Коробочке, Ноздрёву, Чичикову...

Как уживается рабство в России, где "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства" (Конституция РФ, ст. 2) ?

"Умом Россию не понять..."

Как возможно рабство в Церкви, где Человек возвеличен Боговоплощением, и его природа вознесена к Престолу Святой Троицы? Взамен любви Устав РПЦ нормативно закрепил крепостное право епископа над священниками. Как законодательство РФ смотрит на крепостное право? Ответам на заданные вопросы посвящена предлагаемая статья. Пусть судят читатели.

1. Право на труд и отдых.

Трудовой договор положен в основу законодательства РФ о трудовых отношениях. Этот документ определяет права и обязанности обеих сторон, условия, необходимые для осуществления и защиты прав, в том числе судебной. Трудовые отношения, которые осуществляются без трудового договора, остаются вне закона. "Трудовые отношения возникают...на основании трудового договора" ТК РФ Ст. 16. "Запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора. Работодатель обязан сообщить причину отказа в письменной форме. Отказ может быть обжалован в судебном порядке" (ТК РФ ст. 64).

РПЦ запрещает заключать трудовой договор со священниками, оставляя их деятельность вне закона.

"В учреждениях РПЦ трудовые договоры со священнослужителями не заключаются" (Письмо Управления делами МП 11.03.1998 №1086). Это распоряжение отвергает законодательную основу РФ о труде и устанавливает общеизвестный факт: трудовой договор со священнослужителями не заключают ни епископ, ни община храма. Права человека и гражданина, записанные в Конституции РФ и защищённые Трудовым Кодексом, Устав РПЦ заменил своими нормами. Труд священника рассматривается как исключительная форма трудовой деятельности, которая "выпадает" из общегражданского трудового права и лишается защиты законов о труде. Священники являются единственным сословием российских граждан, которому отказано в заключении трудового договора и защите закона.

Дискриминация

пронизывает служение и судьбу священника: поступление на службу, перевод с одного прихода на другой, свободу передвижения и ежегодный отпуск, увольнение за штат, запрещение в священнослужении, трудовые споры и невозможность обжалования архиерейского произвола.

Принятие на службу.

Поступление на службу закон называет "заключением трудового договора" и подробно рассматривает его условия в гл.11 ТК РФ.

"Трудовой договор заключается в письменной форме. Трудовой договор, не оформленный надлежащим образом, считается заключённым, если работник приступил к работе с ведома работодателя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трёх дней со дня фактического допущения к работе" (ТК РФ ст. 67). Если трудовой договор не заключён, законы о труде не распространяются на работника и не защищают его права.

Священника принимают в епархию, согласно прошению на имя Правящего архиерея, который Указом определяет ему место служения. (Устав РПЦ, раздел10: 11, 12, 13; 18, к; Раздел 11: 18, 23, 25, 26). Договор не оформляется. Вместо договора священник приносит епископу присягу в безоговорочном послушании. Текст присяги применяется для служебного пользования, не выдается на руки и не публикуется (Устав РПЦ Гл. 11, ст. 24, ж). Присяга оказывается способом отречения от прав

человека и гражданина. Присяга является односторонним актом, не содержащим прав. Она не налагает обязательств на епископа. Обязанности лежат на священнике. Епископу принадлежат права. Если епископ не принял священника, его отказ не фиксируется и не мотивируется, вопреки ТК РФ ст. 64.

Перемещение и увольнение

осуществляет Правящий архиерей, вынося Указ. В Указе отсутствуют обоснования санкции. Устав РПЦ позволяет епископу необоснованно переводить и увольнять священника, руководствуясь "церковной целесообразностью", то есть собственным произволением (Устав РПЦ, раздел11, 25). Действия епископа не контролируются. В случае злоупотреблений епископ не несёт ответственности: ни канонической, ни юридической, ни моральной.

При перемещениях не учитываются интересы священника. Из областного центра священника переводят в деревню: переезд меняет место и условия проживания семьи, школу для детей, размер оплаты и проч. Перемещаемый сам несёт все издержки перемен.

Не учитываются интересы церкви. Образованные священники, способные к проповеди и миссии, интересующиеся богословием и творениями Святых Отцов, назначаются в "медвежьи углы", где некому проповедовать.

Трудовой Кодекс приводит перечень оснований для законного увольнения и возлагает на работодателя ответственность за необоснованное увольнение работника (ТК РФ ст. 81). Епископ не принимает во внимание Трудовой Кодекс.

Священник не может

уволиться по собственному желанию и перейти в другую епархию (Устав 11, ст. 30). Священнику не дано право на собственное желание. Присяга связывает его совесть и свободу. Архиерей может его преследовать и прессовать, удерживая в епархии под страхом пожизненного запрета на профессию. (В нарушение ТК РФ, ст.80). Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

Ограничение права на отпуск.

Право священника на ежегодный отпуск ограничено согласием епископа: "Настоятель может получить отпуск...исключительно по разрешению епархиальной власти" (Устав РПЦ, раздел11, 21). Епископ может немотивированно лишать священника законного отпуска много лет подряд. Иногда священнику приходится самому отказываться от отпуска, поскольку не гарантировано возвращение на прежнее место. Пока он отдыхает, его место займёт другой. "Работникам предоставляются ежегодные отпуска с сохранением должности и среднего заработка" (ТК РФ ст.114).

Ограничение свободы передвижения.

Устав ограничивает свободу передвижения священника за пределы прихода разрешением епископа: "Настоятель может...на время оставить свой приход исключительно по разрешению епархиальной власти" "Члены причта не могут покидать приход без разрешения церковной власти" (Устав РПЦ,11, ст.21;28). Выезд священника за пределы города или деревни, в которой находится его храм, без разрешения епископа считается нарушением церковной дисциплины и карается. Исключений Устав не предусмотрел: болезнь, смерть близких, замужество дочери, рождение внуков (Устав, гл.11, ст.21 и 28). Этот жестокий запрет препятствует творчеству и общению, семейной жизни и частным встречам, поездкам на конференции и др.

Ограничение передвижений гражданина в пределах РФ и за её пределами нарушает Конституцию РФ ст.27, 1-2.

Волчий билет.

Устав РПЦ позволяет епископу без вины и без суда наложить временный = бессрочный запрет на профессиональную деятельность священника. Временный запрет не ограничен сроком и становится пожизненным. "Взыскания епархиального архиерея клирикам включают выговор, отстранение от занимаемой должности, временное ? запрещение в священнослужении" (Устав РПЦ, Гл.10, ст.19, а)

Лишение права занимать определённую должность или заниматься определённой деятельностью является уголовным наказанием и назначается приговором суда на определённый срок (УК РФ Раздел 3, стт. 43; 47).

Апофеоз бесправия.

Устав РПЦ запрещает..."клирикам и мирянам обращаться в органы государственной власти и в гражданский суд" (Устав РПЦ 1, 9). Этот запрет является юридически ничтожным, поскольку противоречит Конституции и Трудовому Кодексу РФ, Гражданскому Процессуальному Кодексу.

"Никто не может быть лишён его права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьёй, к подсудности которых оно отнесено законом" (Конституция РФ, ст.47).

"Индивидуальные трудовые споры, не урегулированные самостоятельно работником и религиозной организацией как работодателем, рассматриваются в судебном порядке" (ТК РФ ст. 348).

"Отказ от права на обращение в суд недействителен" (ГПК, ст. 3).

Последствия бесправия трагичны. Священство является не только профессией. Это образ жизни. Потеряв его, одни священники заболевают, другие умирают, третьи накладывают на себя руки от беспомощности и безвыходности, от тоски и одиночества. Примеров много. Они замалчиваются и не расследуются.

Бесправие приходской общины.

Почему молчит церковная община? Может, она защитит священника? Устав РПЦ называет "Приходское собрание, возглавляемое настоятелем, высшим органом управления прихода" (Устав РПЦ.11, 34). Приходское собрание и Приходской Совет, согласно Уставу РПЦ, имеют много обязанностей, но не имеют прав. Прихожане все вместе и по отдельности бесправны, как их священник. Устав РПЦ не употребляет слово "право" по отношению к клирикам и мирянам.

Архиерей может разогнать Приходское Собрание: "состав Приходского собрания по решению епархиального архиерея может быть изменён частично либо полностью" (Устав, гл.11, 35).

Архиерей может разогнать Приходской Совет: "Члены Приходского совета могут быть выведены из состава... распоряжением епархиального архиерея" (Устав гл.11, 47). Приходская община не связана со священником трудовым договором.

Они разделены и оба поставлены в зависимость от архиерейской милости.

Нарушив трудовое законодательство(ТК РФ Гл. 11-13), Устав РПЦ узаконил дискриминацию. Где та болевая точка или слабое звено законов России, в котором Устав РПЦ нашёл лазейку для дискриминации сословия священников?

ТК РФ исключает дискриминацию.

Конституция РФ, Стт.18 и 19 гарантирует равные права всем гражданам. Трудовой Кодекс не выделяет священников из среды граждан, пользующихся защитой закона. Равенство прав, запрещение дискриминации в сфере труда и защиту закона в судебном порядке гарантирует стт. 1-3 ТК РФ.

Устав РПЦ лишает труд священника защиты закона.

06.07.2007г возник судебный прецедент в Латвийской Республике. Протоиерей Иоанн Калныньш подал в гражданский суд иск против Православной Церкви Латвии о незаконном увольнении.

/Прецедент, имевший место в Латвийской Республике, актуален для РФ.

Законы Латвии и законы РФ соответствуют международным нормам и

совпадают в принципах. ЛПЦ состоит в юрисдикции РПЦ. Её Устав

отличает от Устава РПЦ только нумерация статей. /

На запрос районного суда г. Риги, митр. Рижский и Латвийский Александр Кудряшов высказал следующие возражения:

"1. Внутренние церковные споры не подлежат рассмотрению в государственных судах.

2. Религиозные организации назначают и освобождают священнослужителей в соответствии с Уставом, а других работников принимают и освобождают в соответствии с трудовым законодательством".

3. При назначении на должность, трудовые отношения возникают с другими работниками, а со священником не возникают.

(13.09.2007; Гражданское дело Nо C27084707; Nо делопроизводства C-0847-07).

Такую позицию разделяет РПЦ.

Рассмотрим предложенные возражения:

Первое возражение нарушает Конституцию РФ и юридически ничтожно. Выше мы рассмотрели эту претензию как апофеоз бесправия.

Второе возражение голословно. ТК подчёркивает равные права граждан и запрещает дискриминацию по сословному признаку. Ответчик Кудряшов не подтвердил своё мнение ссылкой на конкретный закон. Такого закона в ТК РФ нет. Глава 54 ТК РФ рассматривает "особенности регулирования труда работников религиозных организаций".

1. Закон нигде не устанавливает различия "священнослужителей" от "других работников". Закон не употребляет слова: "священнослужитель", "священник", "духовенство". Это значит, что закон исключает дискриминацию. Все трудятся в одном общем правовом поле.

2. "В трудовом договоре учитываются внутренние установления религиозной организации, которые не должны противоречить Конституции РФ, настоящему Кодексу и иным федеральным законам" (ТК РФ ст.343).

Ограничивая право священников на труд и отдых, Устав РПЦ нарушает законы РФ. Его установления не могут иметь законной силы (См. ТК РФ ст.6).

Ответчик Кудряшов ссылается на ст. 4, п.5 закона "О свободе совести и религиозных объединениях": "Религиозное объединение...выбирает, назначает и заменяет свой персонал согласно своим собственным установлениям". Исполнение закона не требует нарушать гражданские права. Замена персонала может производиться в рамках закона. Нарушая права гражданина, религиозная организация вступает в противоречие с законом, и её решения теряют законную силу. Ст.10 закона "О свободе совести и религиозных объединениях" обязывает Устав религиозной организации "отвечать требованиям гражданского законодательства РФ". "Собственные установления" должны быть законными.

Третье возражение не основано на законе: "Трудовые отношения – это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении трудовой функции за плату" (ТК РФ, ст.15).

"Трудовые отношения возникают... на основании трудового договора в результате... назначения на должность и... фактического допущения к работе, независимо от того был ли договор оформлен надлежащим образом" (ТК РФ, ст.16).

Указанные в законе признаки удостоверяет возникновение трудовых отношений священника через получение Указа и начало служения. Законы ТК РФ лишают оснований все аргументы Кудряшова.

Тем не менее, суд поддержал противозаконное требование Устава. 13 сентября 2007 г. районный суд г. Риги отказался рассматривать иск против Латвийской Православной Церкви о незаконном увольнении свящ. Яниса Калныньша на том основании, что "церковь отделена от государства и внутрицер – ковные споры не подлежат рассмотрению в гражданском суде".

Фундамент дискриминации.

Закон "О свободе совести и религиозных объединениях" определяет "Трудовые отношения в религиозных организациях" статьёй 24, пп. 1-4.

Эта статья является тем "слабым звеном" законодательства РФ, которое закладывает фундамент дискриминации и позволяет Уставу РПЦ организовать крепостнические отношения в церкви.

1. "Религиозные организации в соответствии со своими уставами вправе заключать трудовые договоры с работниками".

* Из безусловного принципа трудовых отношений (Согласно ТК РФ стт.16 и .21) трудовой договор становится условностью, которой религиозная организация "вправе" пренебречь. Одно слово "вправе" позволяет,

во-первых, разделить работников на две категории:

1) защищённых законом работников и 2) бесправных священнослужителей.

Во-вторых, трудовые права работника ограничены не деловыми качествами, а сословным положением. Многотысячное сословие священнослужителей РПЦ дискриминировано своим "должностным положением" вопреки ТК РФ ст. 3.

2. "Условия труда и его оплата устанавливаются в соответствии с законодательством РФ трудовым договором между религиозной организацией (работодателем) и работником". А если работодатель не хочет заключать договор ?

* Умолчав о защите труда работающих без трудового договора, закон лишает их своей защиты и оставляет на произвол работодателя. Статья нарушает "основной принцип правового регулирования трудовых отношений: обеспечить право каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, в том числе в судебном порядке" ТК РФ ст.2.

3. "На граждан, работающих в религиозных организациях по трудовым договорам распространяется законодательство РФ о труде".

Напрашивается вывод, что на граждан, работающих без трудового договора, законодательство РФ о труде не распространяется?

* Третий пункт 24 статьи вбивает последний гвоздь в крышку гроба прав священнослужителей. Отказав в трудовом договоре, закон лишает их прав и защиты. Косвенная форма лишения прав маскирует дискриминационный

смысл закона.

4. "Работники религиозных организаций, а также священнослужители подлежат социальному обеспечению, социальному страхованию и пенсионному обеспечению в соответствии с законодательством РФ".

* Наконец отчётливо прозвучало различение на "священнослужителей" и "работников", закреплённое законом, чтобы не сомневались: дискриминация священнослужителей в сфере труда совершается на законном основании. Дискриминационный характер ст. 24 закона о "свободе совести" очевиден. На него ссылается ответчик Кудряшов, на него опирается Устав РПЦ, ограничивая право на труд и отдых для сословия священнослужителей.

Недействительный закон.

Возникает вопрос о законности ст. 24 закона "О свободе совести и религиозных объединениях".

Ст. 24 противоречит Конституции РФ:

"В РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина" (Конституция РФ ст.55, 2), в также стт.19 и 45.

"Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам" (Конституция РФ ст.76, 3).

Ст. 24 противоречит ТК РФ:

"В случае противоречий между настоящим кодексом и иными федеральными законами, содержащими нормы трудового права, применяется настоящий кодекс" (ТК РФ, ст.3).

"Работодатель принимает локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, в пределах своей компетенции в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами. Локальные нормативные акты, ухудшающие положение работников по сравнению с трудовым законодательством являются недействительными" (ТК РФ ст. 8).

Вступив в противоречие с Конституцией РФ и Трудовым Кодексом, статья 24 утрачивает законную силу.

2. Церковный суд.

"В РПЦ действует церковный суд в трёх инстанциях" Устав РПЦ. Гл.1, 8. Этому учреждению посвящена гл.7 стт.1-28 Устава РПЦ. В 2004 г.опубликована процедура суда под названием "Временное положение о церковном судопроизводстве для епархиальных судов" (далее "Положение" прим. автора).

Незаконность церковного суда следует из текста Конституции РФ и

1-ФКЗ "О судебной системе РФ". Читаем: "Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Судебная система РФ устанавливается Конституцией РФ и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается". (Конституция РФ. Ст.118, п. 2,3).

Как законы государства относятся к самозваным судьям? Читаем:

"Судебная власть в РФ осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Правосудие в РФ осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и настоящим Федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не допускается". (1-ФКЗ "о судебной системе РФ" Ст.1 и 4, п.1)

"Церковь не выполняет функций органов государственной власти"

"Религиозная организация действует на основании Устава, который.. должен отвечать требованиям гражданского законодательства РФ".

"Религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству РФ".

"Государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству РФ". (Федеральный Закон 1997г. "О свободе совести и религиозных объединениях(Стт. 4, 2; 10,1; 15,1-2).

Некорректная позиция.

Как РПЦ смотрит на требования государственных законов?

Устав РПЦ обязуется "осуществлять свою деятельность при уважении и соблюдении существующих в государстве законов" (Устав РПЦ. Гл.1,ст.4).

РПЦ признаёт, что "правовой суверенитет на территории государства принадлежит его властям. Они и определяют юридический статус Поместной Церкви" ("Основы социальной концепции РПЦ" 3,5). Эти декларации не выполняются.

Конституция РФ и закон 1-ФКЗ "О судебной системе" запрещают религиозному объединению учреждать суд. Устав РПЦ учреждает суд, нарушая прямой запрет закона. Должно ли государство закрывать глаза, если Устав РПЦ нарушает Конституцию, Закон о суде, Трудовой Кодекс и гражданские права человека?

Добровольно вступая в религиозные и общественные организации, граждане не отказываются от своих гражданских прав: "Отделение религиозных объединений от государства не влечёт за собой ограничений прав членов указанных объединений..."( О свободе совести и религиозных объединениях.Ст.4, п.6).

Устав РПЦ ставит гражданина в зависимость от епархиальной власти, не обеспечив гарантий от юридических и практических злоупотреблений. Учреждая церковный суд и запрещая выносить в гражданский суд "внутрицерковные споры", Устав претендует на правовое партнёрство с РФ, выводит своё правовое пространство из пределов правового поля государства и ставит РПЦ вне закона. Зачем РПЦ возводит в норму нарушение государственных законов, и почему РФ позволяет ей нарушать законы? Чтобы снять противоречие, нужно либо изменить законодательство РФ, либо привести Устав РПЦ в соответствие с законодательством.

Суд Линча, именуемый "церковным судом".

Церковный суд не может стать частью отечественной судебной системы.

РПЦ не строит судебную систему на принципах судебных систем правовых государств: независимость от исполнительной власти, открытость, состязательность, презумпция невиновности, личное участие обвиняемого в процессе, право на защиту, и проч.

РПЦ не строит свою систему на канонических принципах Вселенской Церкви. "Временное Положение о церковном судопроизводстве" противоречит святым канонам. Церковный суд рассматривает дисциплинарные дела и решает человеческие судьбы без права на обжалование, но не может обеспечить основную задачу суда –Правосудие. Это не судебный, а карательный орган исполнительной власти.

1. Двуликий Янус.

Устав передаёт епархиальному епископу полноту исполнительной власти:

"Архиереи пользуются всей полнотой иерархической власти" (УставРПЦ.гл.10, 11).

Исполнительная власть не контролируется и ограничена только Уголовным кодексом. Епископ не совершает уголовных преступлений только из страха перед уголовным кодексом. Власть архиерея бесспорна и отвечает канонической традиции Церкви. Возражение возникает, когда единоличная власть архиерея не контролируется и практикует злоупотребления. Устав РПЦ ставит гражданина (священника) в безусловную зависимость от епархиальной власти и не обеспечивает никаких гарантий от юридических и канонических злоупотреблений, принявших в последние годы массовый характер. Злоупотребления наносят ущерб нравственному авторитету Церкви.

Устав передаёт епархиальному епископу полноту судебной власти:

"Полнота судебной власти в епархии принадлежит епархиальному архиерею...

епархиальный архиерей осуществляет судебную власть единолично" (Положение Ст. 2, 1). Нормы церковного права не могут иметь универсального значения. Они допускают взаимоисключающие толкования и дают повод к многочисленным церковным конфликтам последних лет в России и за ее пределами. Епископ не несёт ответственность за нарушение Устава РПЦ, за унижение подчинённых и незаконные действия. Безнаказанность развращает.

Чтобы не потерять место, не лишить семью хлеба и крыши над головой, клирик молча терпит от епископа незаслуженные обиды, унижение человеческого достоинства, грубость и оскорбления. Бесправное положение клирика нарушает Конституцию РФ о защите чести и достоинства гражданина (ст. 21).

Объединив две ветви власти в одних руках, добросовестность позволяет сохранить объективность и правосудие. К злоупотреблениям ведёт отсутствие соборного контроля над авторитарной властью.

2. Кассация не возможна.

Законность процесса не проверяется кассационной инстанцией на предмет правосудности решения и на предмет законности процессуальных действий. Кассационные инстанции, заявленные в Уставе РПЦ, не существуют фактически. Нет процедуры кассационного производства. Судьи юридически и канонически безграмотны (Вопреки Конституции ст.119).

3. Фальсификация судебного процесса

Соединение неконтролируемой исполнительной власти с неконтролируемой судебной властью в руках одного лица открывает путь к злоупотреблениям, которые мы обнаруживаем в практической деятельности суда.

Отсутствуют законные документы, которые фиксируют процесс. Согласно "Положению", этих документов три: Вызов в суд, Протокол судебного заседания и Решение суда. Обвиняемого не приглашают в суд. Взамен решения суд выдаёт незаконный документ, который в разных епархиях называется по-разному.

В Псковской епархии суд выдаёт "Уведомление о решении".

В Рижской епархии суд выдаёт "Выписку из решения".

Оба документа подтверждают, что судебный процесс фальсифицирован. Уведомление и выписка даются о несуществующем решении не бывшего суда. Судебный процесс оказывается мошенничеством. Поскольку суда не было, невозможно выдать его решение, которое обязывает суд:

* Установить факт церковного правонарушения;

* Установить факт правонарушения обвиняемым лицом;

* Дать каноническую оценку церковного правонарушения;

* Определить наличие вины обвиняемого в данном правонарушении;

* Указать смягчающие или отягчающие обстоятельства;

Не осуществив процесс, сложно дать грамотный ответ на эти вопросы.

Выписка даётся в произвольной форме. Она перечисляет статьи, не

установив событие преступления и вину осуждённого. Обжаловать её невозможно. Документ является незаконным, но окончательно решает судьбу священника и не подлежит обжалованию.

4. Жаловаться некому.

* Устав РПЦ не предусмотрел право священника обжаловать злоупотребления административной и судебной власти.

* Высшая церковная власть не принимает жалобы священника, не рассматривает их и не отвечает на письма заявителя по существу жалобы.

Епископ всегда прав.

* Устав РПЦ запрещает "обращаться в органы государственной власти

и в гражданский суд" Устав РПЦ 1, 9.

* Церковный суд не защищает священника от епископа, поскольку судьёй является епископ. Не трудно предугадать каким будет решение, если судья судит в своём собственном деле.

* Бесправная община не может защитить священника, как мы рассмотрели выше.

* Для священника не предусмотрены законные способы защиты прав.

Закон не охраняет его права, поскольку охранять нечего: священнику не предоставлены права. Слово "право" Устав не относит к мирянам и клирикам. Оно употребляется только по отношению к епископу. Судьба священника определяется не нормами закона, а волей чиновника.

5. Кто отменит крепостное право в РФ?

Жили люди при крепостном праве, жили при рабстве. Не все крепостники были Салтычихами, не все рабовладельцы были подобны Легри из "Хижины дяди Тома". Епископы тоже разные. Рабы не выбирали Хозяина. Они принадлежали тому, кто купит. Священник тоже со страхом и надеждой ожидает, какого Хозяина ему пришлют. Зависимость от чужой воли, не ограниченной нормами закона, принимает безобразные формы.

"Акцент на правах... неуместен в Церкви, где все пронизано духом любви", – пишет проф.-прот. В. Цыпин. Полно, отец Владислав! К чему лукавить? Следует признать, что христианская любовь не стала нормой церковной жизни. Незачем играть в любовь. Что для кошки – забава, для мышки – смерть. Любовь иссякла в РПЦ и грех поминать её всуе. Остаётся надежда на закон. Пусть защищает в равной мере священника и епископа. Святые каноны написаны для обоих. Правовое поле церкви должно быть единым для всех.

Крепостное бесправие священника не должно быть терпимо ни в церкви, ни в государстве, которое называет себя правовым.

Свящ. Павел Адельгейм

Источник: domulaukums.lv