Православные новости

Всеволод Чаплин подтвердил, что готов пойти к феминисткам в СИЗО


Надежда Толоконникова в СИЗО №6.     фото: Марк Фейгин

Дело панк-группы Pussy Riot растет как снежный ком, и, возможно, в нем появятся еще одни подозреваемые. Также на днях в СИЗО может отправиться представитель церкви — сам протоиерей Чаплин согласился посетить заключенных, если его позовут, и, по словам адвоката Марка Фейгина, его подзащитная Надежда Толоконникова не прочь увидеть священника. На днях Толоконниковой отказали во встрече с мужем, и адвокат выложил в Сеть ее фотографию и записку из СИЗО. Между тем слава о Pussy Riot пошла по всей Руси. В Новосибирске стали происходить и совсем чудесные вещи — там состоялось "обретение иконы Pussy Riot", которым заинтересовались полицейские.

Подробнее ...

В РПЦ поддержали “Мемориал”

 

Представители Русской православной церкви (РПЦ) в целом поддерживают правозащитную организацию «Мемориал», ликвидации которой добивается Министерство юстиции России.

Власти подозревают «Мемориал» в получении финансирования из-за рубежа, оказании помощи людям, обвиняющимся в терроризме и экстремизме, а также в постановочной записи, которую сотрудники “Мемориала” якобы хотели использовать против силовиков. В организации эти обвинения отрицают. Как говорится в совместном заявлении правозащитного центра «Мемориал» и «Российского общества “Мемориал”» от 11 октября, «Российское общество “Мемориал”» было зарегистрировано Минюстом еще в 1992 году, и до сих пор объединяет различные «мемориальские» организации, действующие в разных регионах России и занимающиеся правозащитной, благотворительной и историко-просветительской работой».

 

Министерство юстиции России инициировало процесс ликвидации правозащитной организации «Мемориал». В ноябре суд рассмотрит вопрос о том, соответствует ли деятельность объединения законодательству РФ. Ранее власти потребовали от правозащитников перерегистрироваться в качестве иностранного агента. Православные священники и общественные деятели расходятся во мнениях, полезен ли «Мемориал» для сообщества верующих. И шире – нужен ли он вообще России. Занимаясь историко-просветительской деятельностью, «Мемориал» в числе прочего изучает историю гонений на священнослужителей Православной Церкви в СССР. Со своей стороны, РПЦ большое внимание уделяет теме православных новомучеников, пострадавших за свои убеждения в годы массовых репрессий.

 

Протоиерей Димитрий Смирнов, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства

 

Я думаю, что если Минюст собирается ликвидировать «Мемориал», то у ведомства есть какие-то очень серьезные основания. У меня нет никаких подозрений к Министерству юстиции. Я имею счастье быть представленным самому министру – он всегда производил на меня самое превосходное впечатление. Скажу честно: я весь объем деятельности общества «Мемориал» не знаю. Но стоит прежде всего обратить внимание на то, кто его финансирует. Я не нахожу среди западных государств ни одного дружественного нашему народу. Они теперь откровенные такие все стали. Если «Мемориал» закрывают за связи с западными государствами, тогда это уместно. Новомученики? Новомучениками занимаются все, и даже моя семья в частном порядке. Но я не беру для этого где-то гранты. Наоборот, я трачу средства семейного бюджета. Новомученики – не аргумент, чтобы поддерживать весь объем деятельности «Мемориала». И потом, мне трудно представить, чтобы какие-то иностранные государства были шибко озабочены прославлением наших новомучеников.

 

Протодиакон Андрей Кураев

 

Я недостаточно знаком с современной деятельностью общества «Мемориал», но, насколько я понимаю, она носит скорее историко-исследовательский характер. Объединение изучает теневые стороны жизни советского общества, и, конечно же, такое исследование абсолютно необходимо. В том числе полезно и привлечение непрофессиональных ученых, фиксация архива семейных преданий, о которых в прошлом все время рассказывали шепотом, – это все абсолютно необходимо. Смущает ли меня сотрудничество «Мемориала» с иностранными государствами? Нельзя изучать историю России, не обращаясь к архивам и документам, хранящимся далеко за пределами РФ. Вот, к примеру, меня интересует история Запорожской Сечи. Я точно знаю, что все казацкие знамена находятся в шведских музеях, куда они попали как трофеи. И таких ниточек невероятное количество. В современном мире все очень связано. Вопрос лишь в том, какая именно деятельность финансируется из зарубежных источников. Стоит отметить, что общество «Мемориал» и Русская Православная Церковь вполне могут сотрудничать друг с другом. Обмен данными о новомучениках – вполне естественное поле для этого.

 

Протоиерей Александр Борисов, настоятель храма Косьмы и Дамиана в Шубине

 

Конечно, «Мемориал» нужен России. Это память. Православная Церковь помнит погибших, павших воинов, а в особенности мучеников. Зачеркивать память мучеников – вот что абсолютно неправильно. Что касается контактов «Мемориала» с иностранными государствами, то такие сведения меня не смущают. Сейчас мир стал очень связным. Никакая страна сейчас не может быть отдельно, даже Северная Корея. Я думаю, что если эта инициатива не встретит сопротивления, то это вполне может привести к закрытию «Мемориала». Общество в России не должно быть равнодушно к памяти мучеников. Память о предшествующих поколениях, о том, как они жили в тяжелейших условиях сталинского режима, – это очень нужно всем.

 

Протоиерей Владимир Вигилянский, настоятель храма Святой мученицы Татианы при МГУ

 

Само название «Мемориал» мне нравится. Память – дело хорошее. В самом начале это общество занималось сбором фактов, связанных с преступлениями в отношении наших сограждан – что очень хорошо. Стоит напомнить, что в советские времена от нас скрывали по политическим или иным соображениям преступления, которые имели место. Смущает ли меня сотрудничество «Мемориала» с иностранными государствами? Смотря в чем это сотрудничество заключается. Если оно связано с мирными вещами, то почему нет, и стесняться не нужно. Если оно предполагает разного рода шельмование – тогда все по-другому. Расскажу случай. На одной конференции я столкнулся с правозащитником, который, ссылаясь на материалы своих коллег, доказывал, что в наши дни заключенные пишут собственной кровью при помощи рыбных костей письма из застенков. Шельмование в исполнении правозащитников иногда бывает попросту смешным. Но я не знаю, занимается ли чем-либо подобным «Мемориал». Надо ли признавать «Мемориал» иностранным агентом, как того требует законодательство? А почему нет? Если общество действительно содержится на иностранные гранты, вполне можно об этом честно сказать. Так, как это делают все российские организации, пребывающие в США. То же самое следует делать и всем организациям, которые содержатся на иностранные деньги.

 

 

Павел Флоренский, ученый, внук священника Павла Флоренского

 

Конечно, «Мемориал» нужен. Недаром говорят: «Покойникам – вечная память». Поэтому и «Мемориал» нужен вечно. Раз туда идут люди, сдают семейные архивы, значит, он приносит пользу. Эта организация необходима нормально развивающемуся обществу. При этом должен сказать, что лично мне они несимпатичны – так как я отношу себя к красно-коричневым, а они терпеть не могут советскую власть. И все-таки это необходимая организация. Достойнейшие порядочнейшие люди.

 

 

Игорь Гашков