Вытеснив УПЦ МП из политики, Киевский патриархат поддержал националистическую оппозицию

Филаретовское духовенство активно участвует в общественной жизни страныФиларетовское духовенство активно участвует в общественной жизни страны

 

Прошедшие 25 октября с.г. местные выборы в Украине ознаменовались среди прочего немалым числом священнослужителей, выдвинувших свои кандидатуры в советы разного уровня. «НГР» обнаружили на сайте ЦИК Украины фамилии 357 представителей духовенства различных христианских Церквей. Напомним, выдвижение около 300 священнослужителей на выборах 2010 года украинские журналисты тогда охарактеризовали как беспрецедентное.

 

В отличие от выборов пятилетней давности на этот раз в органы власти не избирался ни один православный архиерей. Единственный кандидат-епископ в избирательных списках – выдвинувшийся в совет депутатов Рокитновского района Ровненской области епископ Объединения церквей христиан веры евангельской Житомирской области Владимир Бричка, пошедший на выборы по месту рождения, а не служения. Что касается представителей Церквей, занимающих более-менее значимые должности в своих организациях, то в том же регионе выдвинулся секретарь Ровненской епархии Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) протоиерей Сергей Луканин и, как и Бричка, от партии Юлии Тимошенко «Батькивщина». Секретарь Днепродзержинской епархии Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) иеродиакон Макарий (Тарасов) попробовал силы в избрании в городской совет райцентра, причем выступая на предвыборных плакатах не в рясе, а в пиджаке. Прочие кандидаты в абсолютном большинстве – настоятели храмов, иногда – дьяконы и регенты хоров. К ним можно добавить также двух глав монашеских общежитий. Во-первых, настоятель Домницкого монастыря УПЦ МП архимандрит Варфоломей (Ромашко), присутствующий в списке партии «Возрождение» в Менском районе Черниговской области вместе с четырьмя другими клириками этой Церкви, среди которых местный благочинный протоиерей Василий Дендак. Во-вторых, настоятель Преображенского скита Манявского монастыря УПЦ КП в Ивано-Франковской области, гордо именующего себя «украинским Афоном», игумен Феогност (Бодоряк).

 

Изучение списков позволяет сделать ряд интересных обобщений о поддержке украинскими Церквами различных политических партий, а также о динамике религиозности украинского общества в зависимости от региона страны.

 

От «Блока Петра Порошенко «Солидарность» выдвинулось 53 кандидата-клирика, или 14,84% от их общего количества. Оппозиционная «Батькивщина», несколько отстав от президентского блока по числу кандидатов на выборах по стране в целом (12,35% против 13,27%), при этом привлекла в свои списки 78 клириков, или 21,84% от общего числа таковых. Близка к президентской партии по числу кандидатов из рядов священнослужителей оппозиционная националистическая партия «Свобода». У «свободовцев» их 40 (11,20%), при этом в целом от участников выборов ее выдвиженцы составили 6,08%. Не оказались обделены симпатией духовенства другие националистические проекты – 15 (4,20%) клириков у Радикальной партии Олега Ляшко, по 2 (0,56%) у УНА–УНСО и Конгресса украинских националистов. Таким образом, по спискам националистических партий пошли на выборы 59 (16,52%) представителей духовенства.

 

Оппозиционный блок, наследник Партии регионов, выдвинул лишь 10 (2,80%) священнослужителей. Судя по всему, здесь сыграло свою роль предубеждение против правившей до 2014 года партии. При этом немало клириков прошло по спискам умеренных политических организаций, чей электорат в основном находится на юго-востоке Украины (иначе говоря, они играют на прежней поляне регионалов): 9 (2,51%) от партии «Возрождение», 24 (6,72%) от партии «Наш край», созданной в 2011 году в Одессе входившим во фракцию Партии регионов депутатом Антоном Киссе и реанимированной в этом году, и 19 (5,32%) от Аграрной партии.

 

В некоторых областях отчетливо проявилась региональная специфика. Например, в Черкасской области из 19 пошедших на выборы клириков пять решили сделать это от объединения «Черкащане». В Киевской области аналогичную роль сыграла малоизвестная партия «Новые лица», по чьему списку баллотировались 5 из 29 местных священнослужителей, решивших попытаться войти в органы власти. Во Львовской области симпатии части общества пока еще привлекает «Народный рух Украины», от которого в местные депутаты выдвинулось пять кандидатов, облеченных саном.

 

Анализируя выборы в целом, нельзя не заметить резко различающееся представительство духовенства, выдвигавшегося в разных регионах Украины. Максимальным оно было в Западной Украине. 45 кандидатов выдвинулось в Тернопольской области, 40 – во Львовской, 42 – в Ровненской. Дальше на восток показатели заметно снижаются: 27 в Волынской области, 20 – в Винницкой, 18 – в Хмельницкой, 19 – в Черкасской, 14 – в Житомирской. Определенной аномалией, но в принципе вполне объяснимой в силу близости к столице выглядит Киевская область с 28 политизированными священниками. На Правобережье Днепра цифры продолжают снижаться: 12 в Черниговской, 9 в Сумской областях. Всего 10 клириков зарегистрировались кандидатами на выборах в Днепропетровской области, население которой в полтора раза больше населения Львовской и втрое – Тернопольской. В Одесской области на выборы пошли 8, в Николаевской – 11, в Херсонской – 1, в Запорожской – 3, в Луганской и Харьковской области – ни одного священнослужителя.

 

Весьма выразительна социология участия духовенства в выборах с точки зрения их юрисдикционной принадлежности. К сожалению, менее половины клириков при регистрации на выборах указали таковую, большинство ограничилось указанием на свой священный сан и храм в населенном пункте, в котором они служат. Вследствие этого определение их принадлежности к конкретной Церкви представляет собой трудоемкую задачу, которую в отдельных случаях невозможно решить, так как данные о том, к кому относит себя, например, община храма Священномученика Димитрия в селе Грабковцы Тернопольской области, отсутствуют даже на местных административных или церковных сайтах. А в ряде случаев ситуацию запутывали сами клирики. Так, священник храма Введения в храм Пресвятой Богородицы Тернопольской области Иван Василик указал свою юрисдикцию как «УАПЦ КП». На сайте храма в шапке прописана принадлежность к Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), в копирайте внизу сайта – к Киевскому патриархату. Притом, что сам священник еще в сентябре сослужил местному епископу УАПЦ, все ссылки с его сайта сейчас ведут на интернет-ресурсы УПЦ КП. Судя по всему, клирик с общиной находятся в процессе смены юрисдикции.

 

Тем не менее удалось определить принадлежность 328 (91,87%) кандидатов-священнослужителей. Этого достаточно, чтобы делать выводы. Более половины – 193 кандидата, или 58,84% от  юрисдикционно идентефицированных, – представители Киевского патриархата, хотя по числу своих общин (4725 на 1 января с.г.) эта Церковь почти втрое уступает УПЦ МП (12 190), от которой при этом пошли на выборы 75 (22,86%) представителей духовенства, принадлежность которых удалось определить. Это позволяет понять, почему так оказались «оголены» по числу кандидатов южные и особенно восточные регионы, в то время как в центре и особенно на западе страны их было очень много. На западе Украины существует немало приходов УАПЦ, выдвинувшей в целом по стране 29 (8,84%) кандидатов, из которых 22 – в западных областях. Кандидатов от УАПЦ оказалось лишь примерно втрое меньше, чем от УПЦ МП, хотя по статистике на начало с.г. УАПЦ имела 1225 зарегистрированных организаций, то есть в 10 раз меньше, чем Московский патриархат в Украине. Достаточно скромно представлена Украинская грекокатолическая церковь (УГКЦ) – 20 кандидатов-клириков, хотя по числу общин (3769) она не сильно отстает от Киевского патриархата. От протестантов различных деноминаций выдвинулись по стране всего 11 кандидатов, хотя в Украине существует около 7 тыс. местных протестантских организаций, даже если не считать адвентистов седьмого дня, мормонов и Свидетелей Иеговы. Некоторые из этих пасторов представляли крупные и активно развивающиеся Церкви, такие как «Новое поколение» или «Царство Божие», но сами они – руководители небольших местных общин. Впрочем, среди протестантов много активных верующих, готовых представлять интересы своего духовного сообщества в политической жизни.

 

Интересно, как распределились по спискам партий представители разных Церквей. Так, в «Блоке Петра Порошенко» обнаружилось 9 представителей УПЦ МП, 31 представитель УПЦ КП, 3 кандидата-протестанта, 3 от УАПЦ и 2 от УГКЦ. Это своего рода «средняя температура по больнице». В то же время среди выдвиженцев от «Батькивщины» 49 клириков УПЦ КП, 10 от УАПЦ, 6 от УГКЦ, 3 пастора и 5 представителей крупнейшей в стране православной Церкви. Еще радикальнее в этом плане список «Свободы» – 33 священника Киевского патриархата, 5 от УГКЦ, 1 от УАПЦ и ни одного от Московского патриархата. В то же время по спискам Аграрной партии прошло 13 клириков УПЦ МП и по 7 – в списках «Возрождения» и «Нашего края», а в «Оппозиционном блоке» они составили 100% церковных кандидатов.

 

Удивительно слабо оказались представлены клирики в рядах такого популярного политического проекта, как «Самопомощь», возглавляемая мэром Львова Андреем Садовым: всего четыре кандидата, из которых три от Киевского патриархата и один от УГКЦ. Впрочем, Садового открыто обвиняют в том, что целые районы управляемого им города de facto полностью клерикализированы в общественной жизни, и в этой ситуации представителям Церквей уже не нужно идти на выборы, да и мэру не было резона дополнительно раздражать их присутствием в списках общественное мнение.

 

В целом выборы показали сохранение политического «гетто», в котором пребывают жители юго-востока, ощущая с одной стороны страх перед националистами, с другой – бесперспективность политической борьбы, так как центральная власть в Киеве удерживается их оппонентами. Следствием этой апатии и продолжения давления на пророссийский электорат скорее всего и является низкая активность священнослужителей Московского патриархата. С другой стороны, Киевский патриархат на этих выборах открыто сделал ставку на оппозиционные президенту Петру Порошенко крупные проекты, готовые побороться за власть с более националистических позиций.

 

 

Владислав Мальцев