Православные новости

Знаменитости отрекаются от акции «Соборян»

 

Знаменитости отказываются принимать участие в акции православного движения «Соборяне». Звезды возмущены тем, что их слова вырвали из контекста и стали тиражировать, не спросив их согласия заранее. Положительно отнесся к инициативе юных православных пока только телеведущий Юрий Вяземский, публично назвавший атеистов «животными» и «больными, которых надо лечить».

Как ранее сообщал «Новый Регион», в регионах России, а также в Украине и Беларуси, готовится широкомасштабная пиар-кампания православия. Активисты движения «Соборяне» создали несколько десятков плакатов с изображениями знаменитостей и их положительными высказываниями о церкви, боге и православии. Правда, инициаторы рекламной кампании не спросили согласия у тех, кто попал на их баннеры. Об этом «Новому Региону» рассказал вчера лидер движения Андрей Воронцов, который, впрочем, заверил, что если кто-то из перечисленных селебритис откажется участвовать в акции, то плакаты с его изображением исключат и не будут использовать для рекламы православия.

Подробнее ...

Всеволод Чаплин предсказал скорую отставку патриарха Кирилла

Всеволод Чаплин освобожден от должности главы отдела РПЦ по взаимоотношениям с обществомВсеволод Чаплин освобожден от должности главы отдела РПЦ по взаимоотношениям с обществом

Фото:  Коммерсантъ

 

Бывший глава отдела РПЦ по взаимодействию с обществом, протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что патриарх Кирилл в скором времени покинет свой пост. Патриарх, заявил Чаплин радиостанции «Говорит Москва», «перестал понимать, что он — коллективный проект». 24 декабря Синод решил упразднить отдел по взаимодействию с обществом, который возглавлял Всеволод Чаплин. Этот отдел объединят с информационным отделом. Новый отдел по взаимодействию с обществом и СМИ возглавит Владимир Легойда, а Чаплин, таким образом, остался без поста в структуре РПЦ. Всеволод Чаплин обсудил свою отставку с ведущими «Коммерсантъ FM» Анатолием Кузичевым и Константином Эггертом в рамках программы «Демократия».

 

Всеволод Чаплин: «В церковной управленческой системе становится все меньше людей, которые могут спорить с его святейшеством. Я считал себя вправе с этим человеком спорить еще с тех давних времен, когда мы работали в отделе внешних церковных связей. Я считал себя вправе это делать и в последние годы. И, к сожалению, это было делать все более и более сложно. А темы для споров были, по-моему, очевидны: это ситуация на Украине, это церковно-государственные отношения в России и других странах СНГ и это собственно церковное управление, о чем я сказал. Я высказывал мнение, отличное от мнения святейшего патриарха и в дискуссиях, и в переписке. За последнее время возможности переубедить в чем-то святейшего патриарха были практически нулевыми, так что я не удивляюсь тому, что пришлось уйти. Собственно, я готовился к этому давно, я не держался за эту должность, я не считаю, что на такой должности целесообразно быть больше пяти лет, я уже больше пяти лет на ней проработал, так что ухожу с очень спокойной душой.

Были такие мысли с самого начала украинского конфликта, но в то же время все-таки я считал более правильным остаться и аккуратно помогать тем людям, которых я считал пострадавшей стороной, а это те граждане Украины, которые и считают себя русскими, которые ориентированы на Россию. Получилось так, что они оказались фактически вычеркнутыми из общественной жизни, из информационного пространства Украины. Некоторые из них были вынуждены бежать в Россию. Я считаю, что этим людям нужно было помочь не только гуманитарной помощью, но и серьезным отстаиванием их позиции и в украинском обществе, и в государстве. У нас был шанс добиться того, чтобы этих людей не вычеркивали из общественной жизни. К сожалению, мы слишком испугались победившей стороны. Понятно, что значительное количество людей могло физически пострадать, если бы мы более сильно, что называется, «вписались» за пророссийские силы на Украине, но даже этой ценой можно и нужно было отстоять голос тех, кто оказался под жестким силовым прессингом и был в итоге полностью лишен права голоса в своей собственной стране. Я не призываю к кровавому конфликту, но есть масса способов, и всегда была масса способов добиться того, чтобы голос этих людей не оказался вычеркнут, в том числе, может быть, и церковь могла быть в этой стране занять более активную позицию — просто отказать в доверии власти, если эта власть отодвигает репрессиями те или иные группы людей.

В церковно-общественном пространстве сегодня пытаются сделать слышным только один голос — голос святейшего патриарха. В принципе, правильный очень голос и сильный голос, но он не может быть единственным. Церковь — это все-таки не МИД и не правительство, и тем более не казарма, это сообщество очень разных людей, и чем больше сегодня будет свободно говорящих православных христиан, священников, архиереев, мирян, в том числе критикующих власть, в том числе говорящих вслух о церковных проблемах, тем лучше. Если мы будем дискуссию низводить на уровень пресс-релизов, что еще часто происходит, будет большая беда, мы окажемся в ситуации, когда в случае, положим, когда святейший патриарх станет уже пожилым человеком, у нас вообще не останется ни одного голоса, если, предположим, он по тем или иным причинам перестанет говорить, вокруг окажется выжженная земля. Не дай бог, это произойдет, плохо очень будет».

 

http://www.kommersant.ru