Ввиду отсутствия присутствия


Митрополит Владимир (Сабодан)

Последние события в УПЦ с трудом поддаются анализу. Проще всего их охарактеризовать, как "надоело ждать". Чего — от каждого по способностям. Кому-то — выздоровления главы церкви, кому-то — его окончательного ухода. Трудности анализа связаны с двумя обстоятельствами: нехваткой как логики, так и этики в поступках и решениях действующих лиц, а также нежеланием не то что рассказать, что же происходит на самом деле, — даже просто подтвердить, что что-то происходит.

Решение последнего Священного синода, прошедшего без участия Блаженнейшего митрополита Киевского Владимира, фактически предполагает отстранение его от каких-либо рычагов управления церковью. Власть сосредоточилась главным образом в руках Синода, а точнее, некоторых его участников. Все это позволило наблюдателям говорить о "перевороте" в УПЦ, а самих "синодалов" сравнить с ГКЧП.

Что ж, сходство есть: митрополит изолирован в больнице, его секретаря обвиняют в прессе в том, что он фальсифицирует решения Собора, деньги как попало тратит, а также "правит от имени предстоятеля" — т.е. предстоятель, надо думать, совсем недее-способен, — а чтобы владыка не слишком будоражился, подводят под финансовую проверку. Тем временем в публике подогревают сомнения в том, что митрополит Киевский действительно хорошо себя чувствует и поправляется, настолько убедительно, что из Москвы присылают человека, чтобы он сам удостоверился. Финансовая проверка, как обычно, заканчивается ничем, ложечки находятся, но осадок, как водится, остается. Принимается уважаемое решение о том, что церковь должна жить "нормальной жизнью" даже "при отсутствии предстоятеля". То, что предстоятель на самом деле "присутствует" — тоже не помеха. Просто его власть надобно разделить между всеми, кому она нравится. Печать митрополита Киевского ныряет в карман отныне "первенствующего" митрополита Одесского, один из викарных архиереев получает в руки все рычаги управления Киевской епархией, быстренько утверждается комиссия по переработке Устава УПЦ — и все это освящается решениями Священного синода, которые все "обязаны выполнять". В том числе, митрополит Киевский.

Все действа сопровождаются аккомпанементом комментариев "официальных лиц", которые сводятся к тому, что "нет-нет, ничего не происходит". Епископат УПЦ — един. Во всем. Нет несогласий. Всех — всех без исключения! — устраивает тот статус, который у нас есть. Финансовые нарушения? Никаких нарушений! Вопрос управления? Никаких вопросов. Как так — "предстоятель не подпишет решения Синода"? Еще как подпишет — вот увидите. А не подпишет — значит, его подпись необязательна.

Интересно, все действительно настолько смешалось в УПЦ, что требуется аж вот такое натужное сохранение "хорошей мины"? Ведь информация, которой нас пытаются "успокоить", полна несуразиц и нестыковок. То, что "расхождения" по разным, в том числе, принципиальным вопросам у священноначалия УПЦ есть (даже, если степень накала несколько преувеличена), показал совсем недавно Юбилейный Собор УПЦ. Да что там Собор — достаточно почитать интервью достопочтенных архиереев. Еще интереснее история с аудитом Киевской епархии, а, по сути, финансовой проверкой строительства Кафедрального собора Всех Святых в Киеве. Совсем недавно была опубликована информация о том, что нарушений не нашли. И вдруг на заседании Священного синода вместо того, чтобы погладить по головке честных сотрудников, их увольняют с формулировкой "усовершенствование административно-финансовой деятельности". Так были нарушения или нет? Если были, можно было бы обнародовать во избежание кривотолков. Хотя бы в епархиальных СМИ. Ведь прихожане имеют право знать, насколько честно расходуются их пожертвования. Чтобы не получилась еще одна "больница будущего".

Точно так же вызвало вопросы решение Синода об упразднении коллегиального органа, который был создан в конце декабря для управления Киевской епархией. Работа этой комиссии была признана "неэффективной", и вместо комиссии править Киевской епархией был назначен один из ее бывших членов — митрополит Вышгородский и Чернобыльский Павел. Подумать только, как оперативно определили "неэффективность" работы комиссии — всего за месяц, большей частью праздничный. Это в церкви-то, где решения обычно вызревают долго, а на эффективность их проверяют иногда веками.

Наблюдатели гадают, по ком звонит колокол. По архиепископу Александру, секретарю Блаженнейшего, который заимел "слишком много власти", будучи связующим звеном между митрополитом Владимиром и внешним миром? Или по самому Блаженнейшему, который последнее время очень уж "заигрался" с автономией? В результате решений Синода владыка Александр потерял должность настоятеля Собора Всех Святых и члена комиссии, управляющей Киевской епархией, — ввиду упразднения самой комиссии. Говорить о том, что он лишился "ключевых постов", пока рано — ведь он остается членом Священ-ного Синода и главой ОВЦС УПЦ. Вопрос — насколько долго. Впрочем, вывести его из состава Синода будет непросто, несмотря на то что решение о расширении Синода не соответствовало Уставу УПЦ. Просто потому, что вместе с ним в "расширенный" Синод вошли также митрополит Донецкий Иларион и митрополит Чернобыльский Павел — главные действующие лица нынешнего спектакля и претенденты на Киевскую кафедру. Хотя некоторые влиятельные члены уважаемого собрания не скрывают своего раздражения молодым коллегой, им придется его терпеть. По крайней мере какое-то время.

Интригующим оказалось решение Синода передать управление Киевской епархией митрополиту Павлу. Это дало повод говорить о том, что он принимает участие в попытках устранить митрополита Киевского от управления церковью, а также о том, что его предполагаемый тандем с архиепископом Александром, оформившийся в период подготовки к Юбилейному Собору, распался. То есть секретарь Блаженнейшего остался в Синоде без поддержки.

Что ж, поспешность, с которой владыка Павел рванулся к рычагам управления Киевской епархией, можно понять. Ни для кого не секрет, что он — один из возможных кандидатов на Киевскую кафедру. Но дело в том, что занять это место может только архиерей с "опытом управления епархией". Владыка Павел же до сих пор, будучи архиереем-помощником, такого опыта не имел. Так что сейчас у него есть прекрасная возможность "улучшить резюме". Он многим обязан митрополиту Владимиру и, возможно, именно как "воспитанник" искренне считает, что должен стать его преемником.

Однако этот рывок вполне может оказаться фальстартом. Во-первых, митрополит Киевс-кий жив, а пока он жив, он остается правящим архиереем Киевской епархии. Насколько известно, митрополит Владимир не поставил свою подпись под решением Синода о назначении митрополита Павла на свое место. То есть претензии митрополита Павла на управление епархией пока ничем не подкреплены. Более того, его попытки утвердиться в должности "врио", вопреки воле митрополита Киевского, сделают именно его основной мишенью для обвинений в "узурпации". То есть эта поспешность может стоить ему репутации в глазах собственно киевской паствы, которая с большим почтением относится к своему правящему архиерею митрополиту Владимиру.

Это назначение, кроме возможности побыть правящим архиереем и подержать под контролем финансовые потоки Киевской епархии, скорее всего, часть договора между владыкой Павлом и еще двумя активистами-"синодалами" — митрополитом Донецким Иларионом и митрополитом Одесским Агафангелом, также претендентами в митрополиты Киевские. И как любой "союзнический договор" этот может держаться как на "интересе", так и на страхе. Митрополит Павел как минимум не возражал против идеи коллег по "триумвирату" провести финансовый аудит Киевской епархии. Возможно, чутье бизнесмена его подвело и он не понимает, что таким образом был создан прецедент. Ведь такого раньше не делали. Если внутри церкви проводили расследования, — в том числе финансовые — их проводили силами церкви, а не светских частных фирм. Теперь же если кому-то придет в голову провести аудит Киево-Печерской лавры, он наверняка сможет узнать много интересного. Как и в результате аудита любой епархии. Просто до сих пор это было запрещенным приемом — как удар ниже пояса или идея упечь за решетку политического оппонента.

Еще одним небезынтересным результатом заседания Синода стало то, что, в результате отстранения от власти в УПЦ митрополита Владимира, контроль над церковью взяли архиереи, финансируемые небезызвестным бизнесменом, церковным меценатом В.Нусенкисом. А он, как читатель, возможно, помнит, на летнем Юбилейном Соборе УПЦ открыто объявила о том, что уходит в оппозицию к митрополиту Владимиру.

Отсутствие на заседании Синода митрополита Киевского позволило решить важную проблему: утвердить комиссию по пересмотру Устава УПЦ — как раз тот вопрос, который вызвал скандал на летнем Соборе. В результате в эту комиссию вошли и заняли ключевые позиции люди, весьма далекие от идеи автономии УПЦ. И это можно считать маленькой, но весьма важной победой Московской патриархии и ее ближайших союзников в украинском Синоде. Ведь если разрешить проблему Устава УПЦ, приведя его "в соответствие с Уставом РПЦ" уже будет неважно, кто станет (или даже останется) митрополитом Киевским — юридически зависимость УПЦ от Московской патриархии будет закреплена, украинское священноначалие вынуждено будет действовать в рамках Устава. Вполне возможно даже, что у всей этой истории с "синодальным переворотом" в действительности всего одна подоп-лека — создать "нужную" комиссию по пересмотру Устава. Все остальное — попугать сильно "зарвавшегося" секретаря предстоятеля, попортить репутацию митрополиту Павлу, поднять вокруг этого медиаволны — побочные продукты, которые отвлекут взгляды публики от главного.

Что ж, Московского патриарха можно понять в его стремлении стреножить Киев. Слиш-ком много в последнее время он преподносит сюрпризов. Вот хоть эта "синодальная" активность вроде бы преданных Москве архиереев. Судя по всему, она вызвала какие-то подозрения, если накануне заседания Синода в Киев спешно прибыл "смотрящий" Московского патриарха митрополит Иларион Алфеев, глава ОВЦС МП. Визиту попытались придать благообразный вид, но все, что делается в спешке, выглядит кое-как. Владыка якобы в этот день должен был встретиться с украинскими интеллектуалами и журналистами в рамках клуба "Сковорода". По странному совпадению, в тот же день он должен был присутствовать на Рождественских чтениях в Москве. Пожертвовал расписанием ради "украинских интеллектуалов"? Перепутал строчки в органайзере? В Киеве митрополит посетил в больнице митрополита Киевского. Возможно, имел еще какие-то встречи совсем уж неофициально с кем-то из членов Синода.

Судя по всему, доверенный человек патриарха Московского приехал лично узнать, каково на самом деле состояние здоровья Блаженнейшего митрополита Киевского. Причем приехал в спешке. Это может говорить либо о том, что патриарх Московский не совсем доверяет информации, полученной из украинских источников, либо о том, что митрополиту поручено было, кроме всего прочего, упредить какие-то решения Синода. Та активность, которую украинские архиереи развили возле одра болящего, не может не вызвать волнений в Москве. Ситуацию в Украине и в УПЦ там и так контролируют последнее время с трудом, а тут вопрос управления церковью оказался подвешен, и решается не самым красивым образом. Кроме чисто этических сомнений в происходящем, возникают вопросы прагматического свойства. Сценарий устранения от власти митрополита Киевского — довольно опасный прецедент. Где гарантия, что недовольные архиереи РПЦ не захотят повторить опыт своих украинских коллег, как только патриарх сляжет с насморком или вывихнет ногу, катаясь на лыжах? Собственно, прецедент уже был: Харьковский собор имел некоторые черты сходства с тем, что происходит сейчас. Вот только тогда речь шла не о действующем, а об отлученном предстоятеле. Теперь же, судя по всему, специального "заказа Москвы" на устранение от власти в УПЦ митрополита Владимира нет. Очевидна только заинтересованность Московской патриархии в такой редакции Устава УПЦ, где будет вымарано все, что гарантирует УПЦ фактическую автономию. Гово-рят, московского эмиссара покоробила неэтичность ситуации, создавшейся вокруг митрополита Киевского. Однако желание Блаженнейшего укреплять автономию УПЦ ни от кого не секрет, поэтому его устранение от решения вопросов, касающихся Устава, весьма на руку Москве.

Если это "отстранение" будет реализовано, оно ляжет на плечи украинских архиереев, и только они будут нести ответственность за него. То, что произошло на Синоде, еще не отстранение, но уже репетиция. Пока что, как утверждают в УПЦ, митрополит Владимир выздоравливает, и есть надежда, скоро сможет вернуться к выполнению своих обязанностей по управлению церковью.

Правда, тут могут начаться неожиданности. Если верить официальным комментариям, последовавшим за Синодом, предстоятель УПЦ обязан подчиниться решениям Синода. В самом крайнем случае он может записать свое "частное мнение". Он не может просто "отменить" эти решения. И в таком положении митрополит Владимир будет оставаться до тех пор, пока не окажется "в полной мере способен выполнять свои обязанности". Кто определит, способен ли он их выполнять и в какой именно мере? Всем известно, что состояние здоровья предстоятеля не блестяще уже много лет. Означает ли это, что со ссылкой на медицинские заключения его в любой момент можно объявить "недостаточно здоровым"?

Сама история с этим Сино-дом вынуждает задуматься о подобной возможности. Ведь, согласно информации секретаря митрополита Владимира, предстоятель УПЦ был готов проводить Синод и ждал архиереев к себе в больницу. Ждал до самого вечера, пока ему не сообщили, что заседание уже состоялось, а его просто "не хотели беспокоить". Нет, окружение митрополита и тут попыталось изобразить хорошую мину: у предстоятеля, мол, перед заседанием побывали управделами митрополии и его личный секретарь, они все рассказали, обсудили, получили инструкции... Ни слова о том, какие именно вопросы обсуждались, были ли это именно те вопросы, которые поднимались на Синоде, было ли учтено Синодом мнение предстоятеля и прочая, и прочая. Наконец, почему повестка дня не обсуждалась предстоятелем и председательствующим на Синоде митрополитом Агафангелом — ведь именно он, а не управделами или секретарь, несет ответственность за решения Синода. Однако нет никакой информации о том, что мит-рополит Агафангел встречался с митрополитом Киевским ни до, ни после заседания.

Что ж, "синодалов" понять легко: вряд ли им удалось бы принять "нужные" решения по управлению Киевской епархией и составу комиссии по пересмотру Устава при участии митрополита Владимира. Поэтому они нашли повод его "обойти" — в рамках заботы о его здоровье. Повод существенный и безотказный. Интересно, сколько раз они его еще используют? И для чего?

Екатерина Щеткина

"ЗЕРКАЛО НЕДЕЛИ",